Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Очень своевременно

http://www.revelist.com/celebrity/miley-cyrus-genderless-ageless/8198

Милей Цайрус заявила, что она чистый дух и как таковой, не имеет ни пола, ни возраста

Это чистейшее выражение гностицизма в приложении его к философии человеческой природы. Человек с точки зрения гностицизма - это чистый дух, который должен осознать себя таковым (если он Избранный) или нет (если биомасса), накапливая всеобъемлющие правильные, светлые знания и отбрасывая неправильные, темные, ведущие к материализму и продолжению падшей природы, которой присущ половой вопрос и проблема старения и умирания. Пол, возраст, расовая принадлежность - это конструкты падшей природы, Избранному не присущие.

"Я узнал себя и собрал себя со всех сторон света. Я не сеял потомства для Князя мира сего, но подорвал его корни; Я собрал воедино части тела моего, рассеяные по миру, и я знаю кто есть ты. "



Краткая версия предыстории:

Во второй половине второго века нашей эры Римская Империя переживала пору беспрецендетного процветания. Император - философ Марк Аврелий привел империю к стабильной экономике и сбалансированным границам, а его сын, император - энтертайнер Коммод сделал плоды этого процветания общедоступными. Пора завоеваний и укрепления границ на севере и востоке сменилась порой массовых игр и велфера. Элитизм с превосходством Сената и сенаторов сменился популизмом с опорой на народные массы. Переход от Марка Аврелия к Коммоду обозначает переход от золотого времени ко времени дутой позолоты, которой вскоре последует эпоха железа и ржавчины. Но в самое пышное время, когда римский народ объедался бесплатным хлебом и наслаждался бесплатными зрелищами, в Римской империи завелись гностики. Зввелись они почти одновременно с первыми хр истианами, в пределах одного-двух поколений, что позволяло гностикам последующих эпох объявить гностиков первыми, самыми истинными христианами. На деле первым и весьма условным, смутным самодельным гностиком был Маркион, и он был сыном богатого судовладельца, а по совместительству - христианского епископа. Известно, что Маркион, поселившись в Риме, подарил местной церкви 200 тысяч сестерциев, сумму более чем солидную даже с учетом растущих цен в ту эпоху, и таким образом стал её покровителем и духовным лидером.

Гностики - дети христианской элиты, набравшиеся "духовности".

Основные положения гностической духовности, заведшейся без малого две тысячи лет назад, таковы:

1. Бог, сотворивший Землю, то есть ветхозаветный Творец, или как предпочитали его именовать гностики, Демиург - это совсем не тот Бог, который Отец Небесный Иисуса Христа нашего; это скорее демиург из диалога Платона Тимей. Между платоновским Демиургом и Богом Адама и Авраама маркиониты ставят знак равенства.

2. Ветхозаветный или платоновский Демиург - он же дьявол, хозяин материального мира. Он безжалостен, мстителен, порабощает и гнобит человечество, пригибает человека к земле. Материальный мир - это его царство, в котором все мы - рабы.
3. Иисус приходит как посланник от хорошего Бога, Бога Неба. Он есть чистый дух, который только находит временное убежище в утробе своей матери, прячась от злого Демиурга. Иисус вообще не вещественен, поскольку материя зла по своей природе. Иисус имеет лишь видимость физического тела; Иисус чужд страданий и свободен от рабства материального мира.
4. Спаситель мира был распят, но распята была только видимая оболочка, а невидимый истинный дух бежал от злых людей, позвав за собой избранных. Воскресения во плоти не было, как и не было плотского Иисуса вообще. В конце света, который близко, избранные освободятся от плоти и последуют за Спасителем на Небо, в то время как на земле утвердится сатанинское иудейское царство, в котором всех заблуждающихся людей будут мучать.
5. Бог бесконечно добр, материя безнадежно зла, а между ними - Справедливость, как божественная энергия, переданная нам Иисусом, спасающая добрых избранных из всеобщей обреченной массы (у катаров позже всеобщая справедливость развивается в целую социальную систему, называемую paratge).

Следствия из этих теорий таковы: избранные должны, крестившись, практиковать -

- вегетарианство
- трезвенность
- безбрачие (сам Маркион, забавным образом предвосхищая Маркса, называл брак пакостью и неприличием)
- прекращение деторождения (злому Яхве в рабство рождать детей - это безумие; у катаров совершенно аналогично)
- борьба за справедливость проповедью и личным примером: маркиониты не размножаются иначе, как индоктринацией посторонних
- прекращая рожать, и теряя материнство, вместо этого злого материального дела маркионитские женщины приобретают духовные феминистические права, как то учить и проповедовать наравне с мужчинами (опять это положение позже повторяется у катаров и современных феминисток), более того, девственность наделяет их ангельскими сверхспособностями, например, предсказания будущего и исцеления больных (привет, женская сексопатология, истерия и кликушество, Джуна Давиташвили и проч.)
- деление людей вообще на избранных к спасению и все прочее стадо, рабов яхве-сатаны

Маркионизм был впрочем еще не гностицизмом, а лишь одним из его источников.

Другим источником гностицизма стал христианин Василид, называвший себя учеником апостола Матфея, - добавивший к тайному христианскому знанию из первых рук греко-буддийское учение о переселении душ, в котором только избранные души по своей природе приспособлены к духовному спасению (через посредство мученических страданий для очищения от прошлых грехов), а все прочие будут кочевать от одной бессмысленной туши к другой. Люди, которые едят мясо, например, согласно Василиду, не совершают нечто предосудительное, но делают это ввиду того, что их души скотские по природе. Половой акт похожим образом принадлежит природе, но не нужен для тех, кто принадлежит духовному миру. Принадлежат духовному миру Избранные (это положение вновь всплывает у катаров); все прочие же люди живут натуральной, скотской жизнью и ничего особенно предосудительного в этом нет, к ним следует относиться снисходительно и терпимо (катары следовали тому же приципу). Задача василидовцев, таким образом, сводится к поиску избранных и убеждению этих избранных присоединиться к их клубу; все прочее маловажно; поэтому василидовцы прославились весьма развратным поведением в повседневном быту и одновременно - подстрекательским поведением по отношению к властям, которое объяснялось их стремлением к мученичеству.

Но по-настоящему полнокровный гностицизм получился у Валентина, ученика Василида.

Валентин, уроженец дельты Нила, получивший образование в платонических школах Александрии и там же познакомившийся с христианством через Василида, стал создателем по-настоящему гремучего учения. Позже он переехал жить в Рим и попытался там стать епископом, хотя и не преуспел, но зато преуспел в создании своей философской школы. Школа эта в условиях правления Коммода и следующих за ним императоров приобрела необычайную популярность и гностики вслед за Валентином стали повляться "как грибы после дождя", повсюду по Римской империи за её пределами. Почему так? Учение Валентина было, действительно, тотальным; оно включало в себя всю существующую философскую поп-культуру и наимоднейшие религиозные веяния; в системе Валентина была и математика, и геометрические схемы, объяснявшие устройство духовного мира (мира форм); оно оборачивалось то невероятно утонченным христианством среди христиан, то чрезвычайно подробной вариацией божественного учения Платона среди нехристианских неоплатоников, то культом Змея посреди пресыщенных римских богатеев.

Гностицизм - слово это изобретено позже; сами гностики-валентинианцы и их производные называли себя совершенно иначе и довольно разнообразно, объединяло же их универсальная парадигма; цельное, всеобъемлющее знание, защищенное от всякой критки и не нуждающееся ни в каких дополнениях, позволяющее гностику полностью ориентироваться в окружающей действительности и иметь весьма успешную линию личного стратегического поведения. В отличие от изнуряющих себя аскетизмом маркионитов, гностики валенти вели жизнь весьма разнообразную; объединяло же их с маркионитами отвращение к материи, любовь к духовности и чайлдфри лайфстайл.

Как нарочно, чтобы усложнить нам жизнь, паралллельно валентинианцам в том же 2м веке в Римской империи появляются Сетианцы (от имени брата Каина и Авеля - Сета, не обошлось и без древнеегипетского Сета - бога пыльных бурь, войн и всеобщего хаоса), которые полагали, что Сет был ветхозаветным воплощением Иисуса, или наоборот, Иисус - новозаветным воплощением Сета. Сетианцы развивают учение о духовном и тварном мирах, весьма похожее на валентинианское, с фигурой демиурга по имени Ялдабаоф - абсурдном боге материального мира, с головой льва и телом змеи, от которого рождаются божества младшего порядка - архоны, напоминающие древнеегипетский пантеон. Создание людей - это попытка Ялдабаофа восстановить свою власть, утерянную им во время отпадения от божественной полноты духовной вселенной. Причем Ялдабаоф под видом змеи пытается изнасиловать Еву, но божественная премудрость София воплощается в виде яблока познания добра и зла, и помогает людям бежать от козней озабоченного властью Ялдабаофа (смысл изнасилования как проявления власти, а не половой страсти - это конек феминисток, кстати).

В дальнейшем две гностическое школы валентинианцев и сетианцев ведут диалог и даже пытаются объединиться. В дальнейшем, говоря о гностицизме, нам воленс-ноленс придется смешивать их и добавлять к ним маркионитов, что строго говоря некорректно, но для нашей задачи представляется неважным.

О гностицизме нам известно сравнительно немного, а то, что известно является скорее реакцией на гностические учения, а не гностицизмом из первых рук.
1. Христианская реакция: сочинение лионского епископа Иринея Eλεγχος καὶ ἀνατροπὴ τῆς ψευδωνύμου γνώσεως - "Сократический (эллинский) метод и Против Лжеименного Гнозиса" - позднее переведенное на латынь как Adversus haereses. Большая часть этого объема направлена против самого Валентина, но вначале необходимым образом атакует и Маркиона. Интересно, что для опровержения гностицизма Ириней обращается к сократическому методу, что уже само по себе указывает на то, у христиан "нету методов против Кости Сапрыкина". Но конечно лучше сократический метод, чем средневековое избиение и сожжение катаров католиками, у которых также не находилось подходящих аргументов.

Аргументы Иринея, хотя и сократические, но представляются нам довольно слабыми и упирающимися в экзегетическую традицию, связаывающую Ветхий и Новый Завет достаточно шатким образом, а интереснее -

2. Нехристианская реакция на гностицизм возникает где-то в конце второго века нашей эры (условная дата - 193 н.э), то есть на закате Римской империи прежнего образца. Это был знаменитый Год Пяти Императоров. За империум в то время боролись - Пертинакс, Дидий Юлюин, Песценниус Негр , Клодий Альбинус и наконец, победивший всех и утвердившийся в истории Септимий Север. Одним словом. время это было бурное и странное.
Отражением этого времени в миниатюре стало сообщество просветленных и просвещенных людей, основанное Аммонием Сакком - по легенде в том же году Пяти Императоров, знаменовавшем собой финал золотого века Римской империи и начало её железного века.

Изначально это была синкретическая спиритуальная и философская секта, община и школа, объединявшая ветхозаветный иудаизм, новейшее христианство, греческий средний платонизм и римский мистицизм, Аристотеля и Платона в то, что позже получило название неоплатонизмом; их же называли филалетами.
У филалетов ключевой фигурой является фигура александрийского философа Аммонния Сакка, который по одному толкованию был грузчиком в порту (отсюда и кличка - Сакк - мешок), по второй - имя Сакк указывает на индо-персидские корни этого персонажа, - а по третьей - типичным для Александрии бродячим полунищим философом с мешком пожиток, испытавшем множество философских и религиозных систем в диапазоне от иудаизма и египетских мистерий до буддизма (растворившегося в культуре греческих колоний), дальних отголосков веданты, кинизма и вечнозеленых Платона с Аристотелем.
Но это не был простой эклектический мудрец, набравшийся понемногу отовсюду; Аммоний создал в своей голове некое свое, почти оригинальное блюдо из этих разнообразных ингридиентов. По полулегенде- полудокументальной были, у этого Аммония было двенадцать (совершенное число, как и у Христа) учеников. Один из которых стал великим христианским философом Оригеном (был среди учеников и второй Ориген), другой - наоборот, великим языческим неоплатоником Плотином. Плотин и оставил наиболее подробное изложение учения Сакка, сам же Сакк был либо неграмотным (маловероятно), либо принципиально не доверял бумаге, полагаясь на устный дискурс (скорее всего). Поначалу Плотин также не доверял бумаге, но позже записал свое учение в связной форме. Эннеады Плотина сохранились и переведены, например -

http://www.documentacatholicaomnia.eu/03d/0204-0270,_Plotinus,_The_Six_Enneads,_EN.pdf

Круг ближайших учеников Плотина являлся же кругом Инициатов, или Мастеров, называемых также Теодидактами "учеными от Бога". Кроме круга ученых, существовало множество неофитов - учеников нижнего ранга, окормляемых Теодидактами, Внешне это все походило на гностическую общину, но неоплатоники были интеллектуальными врагами гностиков, расходясь с ними в главном вопросе - в вопросе о том, хорош ли этот материальный мир, или плох.

Неоплатоники брались утверждать, что мир с его законами хорош, как он есть, плохо наше неполное и искаженное понимание этих законов, ложным может быть наше отношение ко вселенной, но не Космос, очевидным образом совершенный.

Корректное знание возводит ученика к осознанию божественности. Неоплатоники полагали ,что ученик должен пройти ступени естественных наук и обучения нравственным принципам социального устройства перед тем, как перейти к высшим формам философии, куда относилось и богословие. Отсюда и тривиум, и квадривиум, подготавливавшие будущего университетского Доктора - изобретение неоплатоников, позже скопированное средневековыми католиками - схоластами через посредство Боэция.

Итак, грамматика, логика, риторика, затем арифметика, геометрия, музыка и астрономия, - последовательно восходящие ступени от сумбурной конкретики человеческой жизни к совершенству божественного творения и лишь потом - богословие, как вершина философского знания.
Целью существования этого клуба любителей полной и окончательной откровенности было слияние с божеством, посредством все более углубляющегося и расширяющегося знания, причем познание себя совпадает у этих филолетов с познанием вселенной; познающий откровенную истину участвует тем самым в божественной мистерии. Плотин полагал эти глубокие размышления собственно и подготовлением к, и самой теургией, то есть слиянием с божественным; позднее неоплатоник Ямвлих выделил теургию в отдельный квазирелигиозный-квазимагический ритуал (театр для тех, кто ленился размышлять); сходным образом христианская католическая традиция включает в себя медитации, завершающиеся религиозным экстазом, а также театральную литургию, а буддисты впадают в нирвану и имеют большой и малый туристические наборы цацек.

Но просто так нирваны филалеты достичь не мог, но лишь через посредство постепенного возвышения ума до божественного статуса, через пошаговое просвещение и просветление, от простого к сложному, от тварных к нетварным энергиям (от физики - к математике) и затем от сложного к божественной простоте Единого (хенозис), то есть полному слиянию человека с Богом. Любопытным образом это положение повторяют и современные протестантские секты, например баптисты, в то время как католики полагают Хенозис не как состояние, а к процесс объединения верующих во Христе, который завершается только в инобытии.

Но если мы начнем заниматься тонкостями богословия, мы не попадем туда, куда нам надо.

Девятый трактат Второй эннеады Плотина посвящен атаке против гностиков, которые еще не были известны, как гностики, а обозначаются как те "которые верят в то, что создатель Вселенной и Вселенная сама по себе являются Злом".

Эта атака крайне любопытна и весьма современна. Весь второй том Эннеад посвящен устройству Вселенной - разумному, бесконечно сложному и бесконечно точному, так что в движении планет можно было усматривать единение платоновского мира форм с наблюдаемым миром явлений и интеллектом наблюдаещего. Все это подготавливало читателя к заостренной атаке на гностические сообщества, культивировавшие "стояние за пределами" материального мира, отрицание его как имманентно злого, снижение его творца до уровня туповатого глиномеса или гордого собой скульптора, мечтающего о бесконечной власти над вылепленными им статуями.
Неоплатоник Плотин усматривал в гностиках неумную гордость, уводившую их от созерцания математического и геометрического совершенства Единого, раскрытого в природе, а также эстетическую глухоту, которая не позволяла им видеть разницу между прекрасным и уродливым, - не столько в лицах, сколько в человеческом поведении внутри общества. Для гностиков нет красоты и наслаждения прекрасным между людьми, её нет в науках, значит её не может быть и в Боге. Гностик не может быть удовлетворен собственным существованием, ему плохо и неприятно жить, поскольку он питает брезгливое отвращение ко всем прочим; он полон гордости, не имея на эту гордость никаких оснований, и презрения ко всему тому, чем сам гностик (когда-то и где-то) восхищался. Отсюда его желание прекратить это омерзительное существование, прекратить рождение детей, разрушить семью и разорить род, развоплотиться наконец.

Надо сказать ,что эпоха Коммода и последующий год Пяти Императоров, а следом и чрезвычайно красочный гей Елагабал-Гелиогабал в роли императора этому гностическому образу мыслей очень способствовали, и Плотин здесь хирургически точно улавливает социальные и психологические корни гностицизма, уходящие в нестабильное, дутое, иррациональное изобилие хлеба и зрелищ и глубоко личный рессантимент избалованного, изнеженного умника.

Парадоксальным образом, куда менее изобильная эпоха Барачных Императоров, полная мрачности и нетерпимости помогла от гностицизма - если не излечиться, то найти ему противоядия, и неоплатонизм расцвел именно в эту эпоху. Странным образом, видение войны, насилия и лишений, с короткими промежутками мира и покоя, склоняют человека к размышлениям о гармонии вселенной, укрепляют семейный быт, балансируют психику и усиливают наслаждение от простых и незамысловатых житейских радостей. Изобилие же наоборот, убивает вкус халвы, склоняет человека к нигилизму, меланхолии, крайностям аскетизма и разврата, небрежному отношению к гигиене и физкультуре, и наконец - к изводам гностицизма, как ловушке для умников. Прекращение деторождения - это не только сугубо умственное извращение, это постоянно воспроизводимая реакция людей на упавшее на них изобилие, которое всегда впрочем представляется недостаточным. Отчего природа человека такова, а? Дальнейшее позволит нам немного в этом разобраться.

далее

2. История; Катары и Вальденсы. Бедный человек из Лиона. Богатство, которое опять свалилось с неба на закате высокого средневековья. Гностики, католики и сатанисты.
3. Текущая и протекающая современность. Гностицизм и постмодернизм. Почему, как и где популярен гностицизм.
Tags: гностики, гностицизм и современность, мораль прогресса, философия, фордиана
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments