?

Log in

No account? Create an account

No mad land

Проект скромного героя

(no subject)
приятно поддамши
balalajkin
(сбоку припека от Альфреда Розенберга - его товарищ по реальному училищу в Ревеле, Арно Шикеданцъ, они вместе состояли в Рубонии и продолжили обучение в Москве, где Розенберг получил диплом инженера-строителя, а Шикеданцъ - химика)


мальчик из очень хорошей семьи

как и Розенбергу, Шикеданцу жидобольшевики помешали стать русским. Пришлось потерять твердый знак и стать немцем. Но не сразу. В первые месяцы в Мюнхене Шикеданцу повезло. В то время как Розенберг с больной туберкулезом первой женой стоял в очереди за бесплатным супом в коммунальной кухне (ложки полагалось приносить свои), Шикеданц получил место в свите генерала Бискупского. Генерал был одним из немногих по-настоящему богатых русских иммигрантов. Деньги у него были якобы от продажи собственных дальневосточных владений японцам, но злые языки поговаривали, что это деньги Романовых. Какая-то часть этих денег через Шикеданца была переправлена Гитлеру сотоварищи, а часть потрачена на дурацкие авантюры, вроде организации убийства Милюкова, в результате которого был убит, наоборот, Владимир Набоков - старший. Возможно, в результате Владимир - младший стал вот таким писателем и написал "Лолиту", а не что иное. Но это лирические заскоки.

Шикеданц был не только другом юности, но и распространителем идей Розенберга в возрасте вполне зрелом, кое-где шедшим дальше теоретического убер-антисемита. Так, Шикеданц настаивал на определении евреев не как расы, а как анти-расы, мешающей прочим расам обретать расовое единство.
Евреи выступают в роли соли, которой римляне засыпали городища побежденных и низверженных врагов; обработанная таким образом национальная почва становится бесплодной. "Евреи - соль земли", ага.

Потом Шикеданц сделает карьеру в МИДе и застрелится в апреле 1945го.

(no subject)
приятно поддамши
balalajkin
Еще пара слов о Розенберге.

Начиная с 1930х Альфред Розенберг постепенно отказывается от всяческой партийной активности, уходит с редакторских постов и занимается непонятно чем, не то алкоголизмом, не то мистицизмом, а скорее всего и тем, и другим. Его единственная большая книга "Миф XX века" выходит в 1930. В том же году заканчивается его активная работа редактора партийных листков. "Кровь и Честь" выходит в 1933м, но это лишь сборник публицистики за 1919-1932 годы, подводящий итоги. В 1933м он посещает Лондон в качестве официального эмиссара Гитлера и возлагает венок к кенотафу. Продолжения и этой карьерной линии не было. Выясняется, что как организатор и практический политик Розенберг не имеет ценности для партии. Он редко пишет, еще реже выступает на публике или по радио (сам он опасается, что его русский акцент звучит как типичный акцент русского еврея). В своем "Восточном министерстве" с 1940го Розенберг далее занимается бумагомарательством, которое часто идет вразрез генеральной линии партии и поэтому как правило игнорируется (исключение Локотской республики это все же исключение). Гитлер высказывается же в том смысле, что пример Розенберга показывает, что немец, даже недолго поживший в России, очаровывается бескрайностью русских просторов и перестает быть вполне немцем, а Геббельс пускает в оборот зловредную шутку, - Розенберг потому антибольшевик и антисемит, что большевики и евреи помешали ему быть русским.

В дневниках самого Розенберга очень много рассуждений как надо бы - убрать евреев, продвигать германскую культуру и арийскую расу, но очень мало практической активности в этом смысле. В 1940м им организовывается "специальная бригада Розенберга", задача которой - спасение предметов высокого искусства в пользу великой Германии и уничтожение упаднических предметов с той же целью. На практике вышло немного, причем Геббельс и Геринг то и дело утирали нос Розенбергу, опережая его в мародерстве музеев и частных коллекций и при этом нагло присваивая упадническое искусство.

Более того, практическая деятельность самого Розенберга часто идет вопреки его твердым теоретическим взглядам. Если верить дневникам и "Мифу..", Розенберг ярый антисемит, за фанатизм изгнанный Геббельсом из ближайшего окружения Фюрера. Так, Розенберг рассматривает христианство исключительно как еврейский феномен, приведший к упадку Европы и темным векам, в одном ряду с большевистской революцией.

В "Мифе.." центральная часть книги посвящена развенчиванию христианской культуры, которая согласно Розенбергу была упаднической и навязанной евреями здоровым европейским арийцам вместо культуры языческой. Эта центральная часть читается как бред больного шизофазией. Особенно в переводе на английский
образчикCollapse )

И далее, после начала военных действий выступления Розенберга звучат как фанатическое исступление:

"Война, которая ведется сегодня немецкими вооруженными силами под высшим командованием Адольфа Гитлера, есть великая реформаторская война. Она не только преодолевает мир идей Французской революции, но также истребляет непосредственно все эти расовые зародыши еврейства и его ублюдков, которые теперь уже более ста лет беспрепятственно развивались промеж европейских народов. Еврейский вопрос, который в течение 2000 лет был проблемой для европейских стран и не находил решения, теперь найдет свое решение через национальную социалистическую революцию для Германии и всей Европы".


На практике в юности Розенберг был членом студенческого братства "Рубония", в котором числились и евреи. А в годы войны Розенберг, теоретически вполне счастливый муж безупречной арийской жены и отец замечательно арийской дочери, вытаскивает из концлагеря некую Лизетту Кохлраух, безусловную еврейку, справляет ей при помощи Геринга документы о немецком происхождении (этот должок затем приведет его к аресту заодно с Герингом), устраивает её положение и пишет ей любовные письма, когда приходится разлучаться (сохранились). В дневниках и "мифе" кажется есть подсказка - как Розенберг сам видел свое двусмысленное состояние. Он видит себя как человека разума, текста и диалога, который противостоит прочим нацистам - людям музыки.

Гитлер, по мнению Розенберга, попал под влияние круга людей иррационально-музыкальных, которые видят жизнь как воплощение опер Вагнера, где музыка убивает слово, а смысл подчиняется гармонии.

Hier hat der Ton das Wort erschlagen (Миф...).

Очевидным образом жизнь самого Розенберга, полная противоречивых диалогов и напрочь лишенная гармонии является воплощением этих антимузыкальных взглядов выпускника МВТУ.


P.S.

На амазоне можно разыскать книги Розенберга, причем и там не без сумбура вместо. Чего стоит например один переводчик и редактор Розенберга - доктор Александр Якоб, теоретик индоевропейско-арийского расового возрождения.

(no subject)
приятно поддамши
balalajkin
Вдогонку к этому https://balalajkin.livejournal.com/1252809.html и этому https://balalajkin.livejournal.com/1253244.html

Я был не одинок в своих тревогах по поводу этих внезапных вспышек Гитлера. Дитрих Экарт был так же обеспокоен, как и я, и был в отчаянии от того влияния, которое оказывал на него Розенберг. Экарт всегда был одним из моих любимцев — этакий большой человек-медведь со сверкающими глазами и подлинным чувством юмора. Но однажды, когда я зашел к нему в «Беобахтер», я застал его буквально в слезах. «Ганфштенгль! — простонал он. — Если б я только знал, что делаю, когда ввел Розенберга в партию, а потом позволил ему взять в свои руки работу редактора с его бешеным антибольшевизмом и антисемитизмом. Он не знает Германии, и у меня есть очень сильное подозрение, что он не знает и России. И потом это его имя на первой странице! Он нас сделает посмешищем, если все будет продолжаться в подобном роде». Мне припомнилось замечание Рудольфа Коммера об антисемитской программе, руководимой еврейскими и полуеврейскими фанатиками, — Розенберг внешне был явный еврей, хотя он первым бы бурно протестовал, если б кто-нибудь подверг сомнению его родословную.

не только жид, но и татарин:


Каждый день часть времени я проводил там, и примерно в полдень 8 ноября сидел в кабинете Розенберга, когда Гитлер сообщил нам, что решил начать свой путч.

Розенберг был таким непривлекательным типом! Он только что женился, но его коллеги на бумаге подробно пересказывали бесчисленные истории о его отталкивающей любовной жизни, которая обычно состояла из групповых сексуальных актов с полдюжиной партнеров и партнерш одновременно где-нибудь в грязной квартирке на задворках. В нем, должно быть, было что-то татарское. В одежде у него был вкус какого-то осла, принадлежащего уличному торговцу овощами и фруктами, и по этому случаю, как я хорошо помню, он надел темно-лиловую рубашку с алого цвета галстуком да еще коричневым жилетом и синим костюмом. У него была какая-то теория о том, что стирать рубашки — просто трата денег, а посему, когда их уже было невозможно носить даже по его стандартам, он их выбрасывал.

http://militera.lib.ru/memo/german/hanfstaengl_e01/text.html#t3

Ганфштенгль Эрнст Hanfstaengl Ernst
Гитлер. Утраченные годы.

вообще любопытный мемуар, там много фактического рельефа, а не только передача чужих сплетней

(no subject)
приятно поддамши
balalajkin
Срок жизни автомобиля примерно как у лошади. Пересел со старенького, полумертвого Ниссана на трехлетку-Субару. Дизель это именно то, что мне надо в скитаниях по степям и пустыням и пляжам необъятной родины моей; кстати и в некоторых аборигенских поселениях бензин запрещен, а дизельное топливо - нет. Потому что нюхая бензин можно воспарить над пошлой аборигенской действительностью, но это нельзя.
С другой стороны у автомобиля 2003 года не было никаких излишеств, а тут десяток прибамбасин, которыми я наверняка пользоваться не буду. Хотя конечно открывать дверь и заводить мотор пальцем приятно, но отсутствие ключа в зажигании как-то тревожит.

(no subject)
приятно поддамши
balalajkin
Нынешняя отсталость России может обернуться забеганием вперед, если благословенный Запад продолжит скатываться в океан говна.

(no subject)
приятно поддамши
balalajkin
But now, New Voices is being forced to abandon its audition process, and forced to accept 52% lottery-chosen students who get those seats solely because they are “low-income, homeless, or speak English as a second language.” In the left’s war on standards, this is a new low. It’s one thing to make the case that a good basic education in public schools should be available to students regardless of language skills or IQ. But this is a school that specializes in one specific field, and now it’s being forced to reserve over half its seats for kids who may have absolutely no interest in, or aptitude for, that one specific field. Acting, dancing, and singing are not necessary for a successful life. No one has to do that stuff unless they want to. Drama and chorus are called “electives” for a reason. They’re not like math and reading.
http://takimag.com/article/why-i-dont-have-a-high-school-diploma/

Ага, знакомо это и по совку - борьба пламенных коммунистов с элитизмом. Закрывали интернаты для одаренных и все такое. Но чтобы напихать в интернат для одаренных 52% национальных меньшинств и бездомных? Это нужно не пламенным, а каким-то совершенно экзотическим умом обладать, типа путинских избранников.

Засрать все, что не просрано, просрать все, что не засрано.

(no subject)
приятно поддамши
balalajkin
Начатки исконнорусской Диалектики Пиздеца

1. Пиздеца нет. Есть хуета.
2. Пиздец наступает всегда, но никогда не наступит.
3. Наступивший пиздец незаметен. Незаметный пиздец не наступил.
4. Пиздец наступает в результате полной хуеты.
5. Хуета бывает полной, но никогда не заканчивается.
6. Неоконченная хуета продолжается вечно.

(no subject)
приятно поддамши
balalajkin
Битва за Уважай

Френсис Фукуяма, обосравшийся со своим прогнозом Конца Истории, диагнозировал нынешнюю политику идентичностей как требование достоинства разнообразными группами - транссексуалами, феминистками, меньшинствами с мелатониновым меланиновым талантом.


Думаю, он и с этим диагнозом наложит в штаны, вернее уже наложил

https://www.amazon.com/Identity-Demand-Dignity-Politics-Resentment/dp/0374129290


Вся эта какофония идентичностей и мельтешение цветов и невообразимых полов, - это распад демократии как принципиально неустойчивой формы правления, требующей вдобавок постоянных денежных вливаний и условия в виде опасности / общего врага извне. А поскольку фордизму каюк и врагов извне не видать, то и действительная демократия тоже загибается на глазах, превращаясь в соревнование трайбов за доминирующую позицию и все враги каждому. Идет борьба не за уважение, а чисто за доминирование. Причем некоторые трайбы уже оформились, а некоторые еще нет. "Медленно запрягают".

(no subject)
приятно поддамши
balalajkin
хорошее



https://www.youtube.com/watch?v=OqpnxaQHn-U

(no subject)
приятно поддамши
balalajkin
занимательное чтиво

Interracial marriage is growing steadily. From the 1960 to the 1990 Census, white – Asian married couples increased almost tenfold, while black – white couples quadrupled. The reasons are obvious: greater integration and the decline of white racism. More subtly, interracial marriages are increasingly recognized as epitomizing what our society values most in a marriage: the triumph of true love over convenience and prudence. Nor is it surprising that white – Asian marriages outnumber black – white marriages: the social distance between whites and Asians is now far smaller than the distance between blacks and whites. What’s fascinating, however, is that in recent years a startling number of nonwhites — especially Asian men and black women — have become bitterly opposed to intermarriage.

This is a painful topic to explore honestly, so nobody does. Still, it’s important because interracial marriages are a leading indicator of what life will be like in the even more diverse and integrated twenty-first century. Intermarriages show that integration can churn up unexpected racial conflicts by spotlighting enduring differences between the races.

For example, probably the most disastrous mistake Marcia Clark made in prosecuting O. J. Simpson was to complacently allow Johnny Cochran to pack the jury with black women. As a feminist, Mrs. Clark smugly assumed that all female jurors would identify with Nicole Simpson. She ignored pretrial research indicating that black women tended to see poor Nicole as The Enemy, one of those beautiful blondes who steal successful black men from their black first wives, and deserve whatever they get.

The heart of the problem for Asian men and black women is that intermarriage does not treat every sex/race combination equally: on average, it has offered black men and Asian women new opportunities for finding mates among whites, while exposing Asian men and black women to new competition from whites. In the 1990 Census, 72 per cent of black – white couples consisted of a black husband and a white wife. In contrast, white – Asian pairs showed the reverse: 72 per cent consisted of a white husband and an Asian wife.

Sexual relations outside of marriage are less fettered by issues of family approval and long-term practicality, and they appear to be even more skewed. The 1992 Sex in America study of 3,432 people, as authoritative a work as any in a field where reliable data are scarce, found that ten times more single white women than single white men reported that their most recent sex partner was black.


https://isteve.blogspot.com/2017/05/is-colorblind-by-steve-sailer-published.html

...

When, in the names of freedom and feminism, young women listen less to the hard-earned wisdom of older women about how to pick Mr. Right, they listen even more to their hormones. This allows cruder measures of a man’s worth — like the size of his muscles — to return to prominence. The result is not a feminist utopia, but a society in which genetically gifted guys can more easily get away with acting like Mr. Wrong.

George Orwell noted, “To see what is in front of one’s nose requires a constant struggle.” We can no longer afford to have our public policy governed by fashionable philosophies which insists upon ignoring the obvious. The realities of interracial marriage, like those of professional sports, show that diversity and integration turn out in practice to be fatal to the reigning assumption of racial uniformity. The courageous individuals in interracial marriages have moved farthest past old hostilities. Yet, they’ve discovered not the featureless landscape of utter equality that was predicted by progressive pundits, but a landscape rich with fascinating racial patterns. Intellectuals should stop dreading the ever-increasing evidence of human biodiversity and start delighting in it.