Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
Генри Форд и главные завоевания социализма

6. От каждого по способностям, каждому по труду, или кто не работает, тот не ест


(Пьер Жозеф Прудон, также Конституция СССР 1936 года, принцип социализма)

В 1934, в разгар Великой Депрессии, на прием к Генри Форду пришли корреспонденты. Детройт в то время был унылым местом, полным очередей за супом и праздношатающихся граждан.
Форд в своём стеклянном кабинете пребывал в отличном расположении духа. "Депрессия - совсем неплохая штука" - заявил он. "Пусть они обанкротятся, пусть все потерпят неудачу! Я сделал состояние, не имея ничего вначале, кроме себя и моих собственных идей. Пусть другие люди попробуют то же самое. Если я потеряю все в коллапсе нашей финансовой структуры, я начну опять и выстрою все заново. "

Десятилетем раньше в своей книжке Форд писал о том, что нынешнее поколение американцев живет, окруженное изобилием вещей, о которых иной африканский царек может только мечтать. И большая часть этих вещей не имеет никакого смысла, кроме того, что ими кто-то владеет.

Более того, существующая финансовая система всячески потакает пустопорожнему просаживанию денег в бессмыслицу, плодит потери, и не дает многим людям получить полноценный сервис, то есть удовлетворение своих потребностей. Простейший способ испортить любое предприятие - это пригласить участвовать в нем банкиров, - полагал он.

Генри Форд усматривал потери и бессмыслицу, и в том, как его соперники из Дженерал Моторс доводили свои автомобили до эстетического совершенства и выпускали каждый год что-то новенькое, потакая дурным аппетитам публики. Свои автомобили Форд поначалу украшать запрещал совершенно; каждая часть должна быть строго функциональна и предельно надежна. Устранение всего лишнего, мешающего и тормозящего - вот это настоящее дело.

Финансовый кризис очевидным образом помогал все это лишнее устранить. Все те, кто занимался бессмыслицей, должны обанкротиться. Все те, кто попусту терял время, должны потерять работу и найти новую, полезную. Все логично! Генри Форд и Сын времени не теряли. Известия о начале депрессии они встретили, подняв ставки рабочим до 7 долларов в день. Правда, часть рабочих пришлось уволить, но их наняли на работу в смежные мастерские. Работа в этих мастерских была не такой высокооплачиваемой, и весьма потогонной, но зато главные производства становились все лучше, все совершеннее; фордовские менеджеры научились замедлять и ускорять темп производства в зависимости от потребностей, сохраняя гладкость процесса, - предвосхищая будущую систему организации труда на предприятиях Тойоты.
Американские рабочие однако эти произвольные замедления и ускорения темпа труда встречали крайне неодобрительно и находили, что вся эта оптимизация становится совершенно неудобоваримой.

В обиход вошло название новой болезни - Фордит. Болезнь эта состояла в желудочных коликах, тошноте, неспособности переваривать нормальную человеческую еду (помимо леденцов и шоколадок), язвенной болезни, и наконец - в раке желудка.

Болезнь эта поразила и единственного сына Форда - Эдселя. Первый приступ приключился тогда, когда Эдсель работал со своими инженерами над проектом нового самолета. К нему в кабинет зашел отец. Бегло изучил чертежи.
Сказал,
- Нет, не годится. Не делай.
И ушел. Эдселя скрючило.

Еще одна загвоздка - форды в Америке продавались всё хуже. "Попользовавшись фордом, человек захочет пересесть в автомобиль" - рассуждали конкуренты из Крайслер и Дженерал Моторс, и они оказались правы. Свежевыращенный средний класс не нуждался в оптимальных универсальных средствах передвижения, он нуждался в разнообразных знаках процветания. В 1932 году Форд оказался позади Дженерал Моторс по количеству проданных автомобилей.

Диалоги покупателей с фордовскими дилерами чаще выглядели так (воспроизводится близко к документальной записи):

Деньги есть? - Есть. Женат? - Да. Сколько детей? - Трое. Мебель в доме оплачена? - Само собой! Долгов нет? - В долг денег не берем, в рост не даем! Можешь покупать и ездить на Форде на работу, а также за покупками и на природу.
- Ах, спасибо, мистер, да вот я вспомнил только что, - моя жена ждет четвертого. Так что я пожалуй куплю Бьюик.

Бьюик, производимый Дженерал Моторс, был автомобилем достаточно вместительным для семьи из шести человек, ласкал взгляд и был достаточно престижным, отражая возросшие потребности фордовского среднего класса.

Глядя на падающие цифры внутренних продаж, Форд испытывал видимо то сложное чувство, что испытывает родитель к распущенному отпрыску. Необходимо этого отпрыска привести в чувство. Кризис - идеальное средство для возвращения к рациональной реальности. Не хотите стоять в очереди за супом? Возьмите себя в руки. Попробуйте стать полезными.

Президент США Франклин Делано Рузвельт мыслил совершенно иначе. Позволить всем обанкротиться? Кому всем? Избирателям? А почему бы не попробовать всех спасти и тем самым заслужить и избрание на пост, и место в истории? В 1932 году ФДР пришел к власти, обещая пакет реформ во имя всеобщего спасения. Спасения от чего собственно? Нельзя сказать, что от голода, - голодных смертей почти не было или не было совсем, вопреки советской пропаганде. Напротив, смертность американского пролетариата, потерявшего излишне оптимизированный труд и чересчур калорийное питание, на время упала

обезжиривание пролетариата

- речь шла о спасении от падения уровня жизни и от безысходной тоски, доводящей уволенных рабочих до самоубийства.

Разросшийся из фордовских рабочих средний класс терял привычный ему уровень потребления, теряя тем самым свои атрибуты среднего класса. Привычка к работе на отрегулированном конвейере и к назойливой отеческой опеке со стороны менеджеров лишала людей той инициативной гибкости, которая быал свойственна рабочему два десятилетия тому назад. Рабочий не уходил на ферму и не перебирался на дикий Запад. На механизированных фермах рабочие руки были уже далеко не так нужны, а Запад уже диким не был, а рабочий был уже не был свободным человеком.

Бывший рабочий человек оставался в Детройте в пригородном домике, оплачивать который он уже не мог, и шел в очередь за супом, а в свободное время все чаще размышлял о самоубийстве или пробирался тайком слушать профсоюзных агитаторов самого возмутительного толка.

Генри Форд проблему увидеть отказывался. Каждый его рабочий получал по труду, и сверх того надбавку от доходов предпринимателя. Но проблема была заметна уже в фордовском брюзжании конца 20х. Его образцовый американец, фермер и частный человек, исчезал, замещаясь массовым средним классом, который и становился образцовым представителем американского образа жизни.
Форд, сам того не замечая, непоправимым образом изменил ту среду, из которой вышел он сам, и в которую он предлагал вернуться лишним, неоптимальным и малополезным людям. Люди изменились под стать. Помимо простых безработных появилась вредная порода профсоюзных активистов, которую он особо ненавидел, и демократических политиков, с которыми у него были принципиальные разногласия. Разногласия заключались в том, как и кому полагается заботиться о человеке.

Форд полагал самоочевидным, что большинство людей на Земле, если и способно трудиться физически, то совершенно неприспособлено умственно к достижению того, что можно считать приличным уровнем жизни. Они нуждаются в организации своего труда на более высоком уровне. Какого рода эта организация и кто этим должен заниматься? Форд опять же полагал это самоочевидным.

Но очевидность у каждого человека - своя.
D 1932 году в Детройте состоялся "марш голодных", - бывшие рабочие, а также профессиональные коммунисты пошли к заводам Форда с плакатами "мы хотим работы, а не хлебных крошек", "налоги-богатым, еду - бедным". Марш закончился стычкой с полицией и фордовскими охранниками. Фордистов забросали камнями, те сначала пустили в ход слезоточивый газ, потом открыли огонь на поражение. Со стороны демонстрантов погибло пять человек и 60 ранено, со стороны фордистов - один охранник и 25 полицейских попали в больницу. Суд не нашел в действиях полиции и охраны ничего противозаконного. Общественное мнение однако было поколеблено. Форда впервые назвали ужасным человеком.

В 1933 в Советский Союз приехал Уолтер Рейтер (Walter Philip Reuther), рабочий - эксперт, специалист по изготовлению форм для литья и штамповки. Он был только что уволен с завода Форда, - по его собственному утверждению, за чрезмерное увлечение политикой на рабочем месте, но по записям в фордовских реестрах - просто уволился по собственному желанию. В любом случае Уолтер перебрался на более или менее вольные хлеба и поехал искать счастья в Европе. Для начала он побывал у родственников в Германии, где набирал силу Фюрер, счастья там не нашел, и поехал в Россию.
В России Рейтера, как и всех прочих инспецов, окружили особой заботой пополам с вербовкой. Его водили на рабочие собрания, где совершался привычный для россиянина советский театр с показным голосованием, переходящим в единодушное, горячее и бурное одобрение инициатив Партии и пение революционных гимнов. Для американца это было что-то вроде религиозного откровения. "Я вижу одну из самых отсталых наций, быстро становящуюся самой передовой и научной" - пишет он другу, - "Атмосфера свободы, безопасности, цеховые собрания с их пролетарской индустриальной демократией; все это выгодно контрастирует с тем, что известно нам, как фордовские рабы на жаловании. То, что мы узнали здесь, заставило нас переучиться на новый, более практический лад". Вернувшись в Америку, Уолтер Рейтер нанялся на работу в Дженерал Моторс. Хотя возможно, он уже работал на Дженерал Моторс до того, как поехал в Европу. Время было такое, что конкуренты - автопромышленники постоянно искали индустриальных шпионов в свою пользу, а всякая профсоюзная деятельность полагалась лежащей либо в русле шпионажа, либо в русле вредительства. И небезосновательно.

Уолтер Рейтер стал профсоюзным лидером самого левого толка. Левее в то время были только анархисты-бомбисты, но те были вне закона. Рейтер действовал строго в рамках американских законов. Профсоюз имел всего сотню активистов самого пестрого состава. Но эта сотня взялась представлять интересы ста тысяч детройтских рабочих - то есть всех, кроме фордовских. Фордовские заводы были на то время закрытой территорией, куда вход профсоюзным лидерам был воспрещен.
Организовали кассу взаимопощи, путем добровольно-принудительных отчислений от жалований. Попробовали организовать сидячую забастовку на заводе Дженерал Моторс, с частичным успехом. Попробовали торговаться с менеджментом от имени рабочего коллектива. Начали собираться на частных квартирах и наслаждаться атмосферой пролетарской свободы. Дела шли кое-как, но профсоюзными вожаками заинтересовались детройтские промышленники и начали прощупывать каждого, посредством своих шпионов. Через краткое время профсоюз автомобильных рабочих распался на несколько воюющих групп и фракций, - фракция умеренных прогрессистов была на ножах с фракцией радикалов - коммунистов. Объединяла их ненависть к Форду и его рабочим. Форда называли американским Муссолини, а его рабочих - рабами и подъедалами.

В мае 1937 года коммунистическая фракция Рейтера объединилась с прогрессивной фракцией в лице Ричарда Франкентштейна, рабочего с завода Доджа, отличавшегося особенно крупными размерами и бойцовским нравом, и пошла на штурм фордовских предприятий. Профсоюзные деятели несли листовки "Юнионизм, а не Фордизм". На эстакаде перед воротами фордовских заводов их встретили представители фордовской службы безопасности во главе с примечательным человеком по имени Гарри Беннетт (это не тот Беннетт, которого качали на руках в России).

Можно отметить этот день как начало новой эры, но с другой стороны - шел пятый год рузвельтовских реформ, известных как Новый Договор или Новый Курс (New Deal) -- их можно назвать и Новой Экономической Политикой.

Предприятия Форда были последней крепостью, не поддававшейся этим реформам. Штурм этой крепости и состоялся в мае 1937.
(продолжение следует - служба безопасности, выигранная битва и проигранная война, и далее по объявленному ранее). Вдобавок - о том, как Гитлер был антифашистом.
Tags: америка, демократическая партия, политика, россия, фордизм
Subscribe

  • (no subject)

    Суета вокруг куропатника. Агрессивную буржуазную самку отделили решетчатой перегородкой от прочих. Она тут же успокоилась, занялась едой,…

  • (no subject)

    Жена докупила к паре куропаток еще трех - женского пола. Полагается среди знатных куропатоводов, что оптимальный размер яйценоского выводка этих…

  • (no subject)

    Поучаствовал в "диалоге", то есть бесконечном и бесплодном споре между ортодоксальными католиками и протестантами - фундаменталистами. Отголоски…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • (no subject)

    Суета вокруг куропатника. Агрессивную буржуазную самку отделили решетчатой перегородкой от прочих. Она тут же успокоилась, занялась едой,…

  • (no subject)

    Жена докупила к паре куропаток еще трех - женского пола. Полагается среди знатных куропатоводов, что оптимальный размер яйценоского выводка этих…

  • (no subject)

    Поучаствовал в "диалоге", то есть бесконечном и бесплодном споре между ортодоксальными католиками и протестантами - фундаменталистами. Отголоски…