Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Category:
Первым оппонентом Кальвина был Ами Перрин. Теологии, сопоставимой с кальвинизмом у этого богатого торговца не было, но были разнообразные и религиозные и политические идеи, сводящиеся к неограниченной личной свободе и сопротивлению любым насаждаемым свыше ограничениям - как духовным, так и общественным. - по его мнению, свободные люди должны по доброй воле договариваться с другими свободными людьми, находя взаимную пользу в каждом договоре. На этом основании Перрин сначала сотрудничал с Кальвином - когда полагал необходимым избавиться от диктата католической церкви.
Бог на стороне справедливо договаривающегося и помогает ему победить и покарать несправедливость. Пока Кальвин не набрал избыток власти и старался договариваться и убеждать, Перрин был кальвинистом.
Затем они поссорились и Перрин даже попал под суд, но был женевцами оправдан.
Кальвинисты стали называть Перрина и его сторонников "либертинами" и между кальвинистами и либертинами в Женеве долго сохранялась атмосфера холодной войны, однажды впрочем потеплевшая на суде и сожжении Сервета, во время которого и либертины и кальвинисты выступили в полном согласии друг с другом, исходя однако из диаметрально противоположных соображений. Прокурором в суде над Серветом выступил именно Перрин, а техническим так сказать экспертом - Кальвин.
Но через пару лет отношения между ними испортились настолько, что Перрин составил заговор и попытался свергнуть или даже убить Кальвина. Заговор окончился ничем, почти никто не пострадал, а сам Перрин бежал в Берн, где вместе с кучкой своих сторонников продолжил раскованный образ жизни и делал публичные выступления, понося Кальвина, но стал фигурой скорее комической. Кальвин называл его "наш смешной Цезарь". Кальвинисты заочно приговорили вождя либертинов к отрубанию руки, как полагается по Писанию мелкому воришке.

Партия либертинов однако никуда не делась, но продолжилась как полуподпольное умственное движение среди швейцарской, французской и голландской знати. Получило оно и собственных богословов - философов, самой крупной фигурой стал Дирк Курнхерт, человек ренессансный, - крупный художник, правовед, философ, и в последнюю очередь - теолог-самоучка, апологет свободы совести. Изучая все того же бл. Августина, Курнхерт нашел, что католикам недостает реформации. Но реформаторы вроде Кальвина - это совершенно не то, что нужно; учение Кальвина мертво и бездуховно. А нужны вдохновенные, гениальные люди вроде бл. Августина и самого Курнхерта, человека безусловно огромных и разнообразных дарований. Еретиков нельзя строго наказывать уже постольку, поскольку это могут быть непонятые гении. Толерантность и гуманное отношение к любому инакомыслию и вообще инаковости, согласно Курнхерту, должна лежать в основе государственного устройства.

С миссией оспорить мнение Курнхерта был послан кальвинистский теолог Якоб Арминий. Публичный спор Арминий выиграл, но кальвинистом быть перестал, перейдя на позиции не вполне либертинские, но существенно отличающиеся от кальвинистских именно в пунктах свободы воли и способности индивидуума к перемене своей судьбы к спасению. Пункты арминизма (см. предыдущие записки на манжетах).

Либертинство - в теологии и в стиле жизни - продолжало развиваться с особым успехом именно в Голландии, где сам Курнхерт, его сторонники и ученики были обласканы Вильгельмом Оранским "Молчаливым", остро нуждавшимся во всевозможной интеллектуальной поддержке против католиков, но продолжало оставаться крайне сомнительным и с точки зрения мейнстримной протестантской теологии, и с точки зрения городских властей. Положение либертинов усугубилось в связи с эпидемией сифилиса. Было замечено, что по неким малопонятным пока причинам сифилис обходит пуритан стороной, но с беспощадной меткостью поражает либертинов. У одного такого либертина, Иеронимуса Корнелица, аптекаря по профессии, от сифилиса умер грудной ребенок. Пытаясь отбвинить в смерти ребенка кормилицу, Корнелиц потратил кучу денег на судебный процесс, но в суде выяснилось, что кормилица тут ни при чем, сифилис врожденный. Корнелиц разорился на судебных издержках, и пытаясь поправить дела, отправился в коммерческий вояж в Индонезию на судне Батавия.

В вояже этот Корнелиц продолжал стиль жизни либертина. Ему удалось убедить некоторых матросов и пилигримов в том, что свободное удовлетворение сексуальных потребностей - это часть свободной воли каждого человека, и в компании своих учеников он однажды подкараулил почтенную жену, которая путешествовала на Батавии в Батавию, голландскую колонию, где жил её муж, - и перегнув несчастную (по мнению либертинов - счастливую) женщину через борт корабля, под покровом ночи обошелся с нею совершенно либертински, то есть не по пуритански и не по джентльменски. Женщина обратилась к капитану и помощникам за защитой и судом, но доказать состав преступления судьи нашли делом затруднительным (позже капитану поставят в вину нерешительность в деле обезвреживания Корнелица).

Далее пошло еще хуже, Бог явно не благоволил этим людям. Батавия потерпела кораблекрушение у берегов Австралии в 1629г, и Корнелиц с группой сторонников объявил о своем намерении создать на островах свободное царство для свободных людей. Для этого всех несвободных людей было предложено извести. Пиратские бунты на кораблях в то время были довольно обычным делом, но в этом случае размах и изуверство восставших либертинов было совершенно выходящими за привычные рамки. Убивали даже ненужных грудных детей, женщин обращали в невольных наложниц. Корнелиц подсчитал, сколько людей сможет прокормить его царство, и поставил задачу изничтожить всех прочих. Дело окончилось полным провалом либертинов; верные пуританские солдаты сумели отбиться и захватить Корнелица в плен. Состоялись казни, самому Корнелицу сначала отрубили руку, а потом уже и повесили, пару же либертинов оставили в живых и сослали в Австралию, где они стали первыми белыми поселенцами, смешавшись с каким-то из местных племен. На этот счет существуют записки о весьма белокожих аборигенах Австралийского западного побережья еще в 1800е, так что либертинаж принес определенные плоды.
Tags: кальвинисты, либертины
Subscribe

  • (no subject)

    The most of world problems we all witnessing at the moment are coming from the desire of some humans to be or rather look good. At least publicly.…

  • (no subject)

    Джордан Петерсон, описывая психологию левачества, то и дело возвращается к Достоевскому ("Бесы") и Ницше. На мой неизощренный вкус, ни тот, ни…

  • (no subject)

    Еще из вчерашнего National elite Have you any shame? Yes, sir, yes, sir! You will be to blame; Once for your money, And twice for you kin, And more…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments