Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
Кальвинизм, лютеранство и вопросы современности Кальвина и Лютера. Часть 1

В упрощенной картине мира отцом реформации можно считать Мартина Лютера, к которому далее присоединились младшие собратья и соратники - Филипп Меланхтон, Ульрих Цвингли, Жан Кальвин just to name a few. Точнее пожалуй считать, что до Кальвина католической церкви удавалось поддерживать некую видимость вселенского единства (за существенным вычетом православия, углубившегося в византийскую обособленность после смерти Василия Темного). Отдельные местные ереси и тенденции к расколу подавлялись не столько интеллектуально, сколько грубым насилием и сугубо из страха перед этим насилием уходили в подполье (катары, вальденсы, гуситы), либо инкорпорировались в католицизм в виде отдельных орденов - скажем, доминиканский орден был весьма отдельной корпорацией от ордена августинианского, с весьма отдельным и специфическим уставом и традициями богословия.

Но вплоть до времен Лютера светские власти, несмотря на известные беспорядки вокруг папского престола и двоепапия, были кровно заинтересованы в формальном католическом единстве.

Почему? Католическая церковь и лично Папа выступали в роли держателя клятв и взаимных обязательств, начиная с присяг монарших особ и заканчивая регистрацией браков и деторождений.

Эта роль за Папой сохранилась с до-христианских времен Римской Империи, когда Верховный Понтифик и коллегия понтификов несла именно эту важную функцию - держателя всевозможных клятв. Любопытным образом, понтифики также обязывались содержать мосты, публичные храмы, акведуки и водопровод Рима, для чего распоряжались определенной частью городской казны и имели право делегировать подряды. Римский Папа имел те же самые права и в Риме долгое время исправно фунционировал акведук Траяна и непрерывно работал фонтан, перестроенный только однажды в 8м веке.

Однако несмотря на наличие Понтифика, а иногда и не одного, все это римское хозяйство пришло в совершеннейший упадок, от фонтанов до канализации. Но что самое ужасное - пришло в полное безобразие держание взаимных обязательств.

Забудем пока о богословии. Богословие это игра в бисер ученых людей. Латынь была языком церковной канцелярии в первую и практическую очередь, а эта всеобщая вселенская канцелярия была намного важнее частной, светской.

Записи Церкви вплоть до 16 века повсеместно велись на латыни. Простолюдье перестало понимать латынь, даже в её простейшем "свинячем" варианте уже давно; но даже и городские власти все чаще не могли разобраться - что там собственно накарябано. Католическая церковь объединяла таких непохожих друг на друга по темпераменту и по житейским воззрениям людей, как испанские цыгане (насильно окатоличеные) и швейцарские бюргеры. Что собственно общего между человеком, который умеет делать часы и сипло перхает, напившись холодным вечером теплого пива и человеком, который эти часы умеет украсть и притом красиво поет на берегу теплого моря? Общая церковь, хранящая некие взаимные обязательства. Но этих обязательств нет в природе. Они высосаны из пальца. Кем? Попами. Попы в качестве всеобщей бюрократии начали активно раздражать всех и каждого, и во вселенской церкви католикам стало натуральным образом тесно и невозможно друг с другом ужиться.

Дело можно было бы исправить, представив отдельным церквам совершенно отдельные автономные права, и убрав слой кардинальской бюрократии - в каждом городе епископ, держатель клятв с понедельника до субботы и служащий обедню по воскресеньям, и все.

Но бюрократия, сложившись однажды, может только умножаться и выстраиваться в пищевые цепочки. Самосократиться ей невозможно; Папа же как главный бюрократ выражал интересы своего класса. Поэтому вместо реформ, которые висели в воздухе, Папа Климент VI высосал из пальца учение Unigenitus Dei filius, позволявшее местным церковным властям собирать деньги с паствы, раздавая взамен пастве отпущение грехов, - индульгенции. Которые и стали формальным поводом для (неудачного) бунта Яна Гуса, а сто лет спустя - (удачного) бунта Лютера, а затем и Цвингли и Кальвина - ученых и воспитанных в католических университетах людей, весьма непохожих друг на друга.

На самом деле учение о индульгенциях много тоньше и хитрее, и даже очень похоже на чистую правду - например, если человек отработал столько-то дней на ремонте храма или акведука, это шло ему в зачет общехристианских заслуг, о чем индульгенция прямо и заявляла на бумаге. Но если человек заплатил деньгами, заработанными где-то еще за ремонт храма, это было такой же заслугой и опять же бумажная индульгенция об этом прямо говорила. Если население города пострадало от чумы, целому городу выдавалась индульгенция, освобождавшая город от церковного налога.

Логично? Логично, но это бюрократическая логика, и нормального человека она бесит.

Человек желает видеть результаты своего полезного труда не на бумажной цидульке на непонятной латыни или даже в виде рассказов о красоте Ватикана, а в виде чего-то более существенного и вполне понятного, и близкого к его личному жилищу.

Поэтому когда местный поп начал торговать индульгенциями, с бюрократической точки зрения собирая средства на строительство общеполезного католического храма, взбунтовался не только Мартин Лютер, но почти все почтенные, работящие горожане сразу, - за вычетом кого? Правильно, бесполезной католической бюрократии и всяческого сброда, "с примкнувшим к ним Шепиловым" c примкнувшими к ним католическими мистиками, находящими полезность католической церкви вовсе не в имущественных вопросах, а в чем-то нематериальном и невыразимом словами. Эти бесполезные, вредные, лишние, сумасшедшие люди в один исторический миг остались безусловными католиками и в Женеве и в Вормсе; а все полезные, нужные и понятные друг другу стали какого-то рода реформаторами. Католический храм в тот же исторический миг стал протестантской кирхой. Это было похоже на кристаллизацию перенасыщенного раствора соли.

Понятно однако, что реформация у каждого была своя, и претензии у реформаторов к католицизму также были весьма несхожими за исключением очень небольшого числа общих пунктов - и об этом далее.
Tags: католичество, протестантизм, реформация
Subscribe

  • (no subject)

    Суета вокруг куропатника. Агрессивную буржуазную самку отделили решетчатой перегородкой от прочих. Она тут же успокоилась, занялась едой,…

  • (no subject)

    Жена докупила к паре куропаток еще трех - женского пола. Полагается среди знатных куропатоводов, что оптимальный размер яйценоского выводка этих…

  • (no subject)

    Поучаствовал в "диалоге", то есть бесконечном и бесплодном споре между ортодоксальными католиками и протестантами - фундаменталистами. Отголоски…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments