Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
Заметки о Реформации

Реформация и вопросы к католической церкви (продолжение)

3. Прояснение, ограничение и устаканивание всеобщих обязательств. Возникающие парадоксы.

Католический мир эпохи Высокого Средневековья быстро терял былую связность, моральную, культурную и экономическую. Прекращается обмен дарами между монастырями и замками, крупные землевладельцы отказываются содержать мелкое дворянство, дворянство отказывается от обязательств патронажа по отношению к крестьянству. Прямые отношения патронов и клиентов заменяются на опосредованные товарно - денежные отношения. Свободное предпринимательство возникает повсюду. Фуражиры не просто перевозят дареную рыбу в обмен на пиво между монастырями, а продают и покупают продукты. Профессиональные военные выходят из католических орденов и служения сеньорам, переходя к незамысловатой торговле военным искусством за деньги. Художники не столько расписывают храмы, сколько занимаются частными заказами. Процесс распада обязательств, которые скрепляла католическая церковь, растянулся на столетия, приблизительно с 12 по 15 века, и продолжался бы и дольше, если бы не катастрофические эпидемии чумы, оспы и сифилиса, резко сократившие европейское население. Причем если чума и оспа приходили и исчезали, то сифилис шел по нарастающей.
Человек вдруг стал ценен, причем очень конкретно.
Особенно здоровый трудолюбивый человек, имеющий профессиональные навыки.
Будь то навыки военного, крестьянина или проститутки.
Поразительным образом расценки на труд средневекового человека растут именно в "низах". Крестьянское ремесло оплачивается впятеро, цены на хлеб и мясо растут десятикратно. Английское крестьянство задирает нос. В Париже появляются зажиточные дамы полусвета. Особую ценность приобретают врачи, которые также желают независимости от церковной бюрократии.

Возникающая мораль новой жизни, вместо сложных и запутанных обязательств средневекового патронажа сводится к аккуратной, взаимовыгодной оплате всяческого полезного труда. Конечно, польза у каждого своя и без конфликтов не обошлось.

В марксистском историческом нарративе конфликты Реформации сводятся к крестьянским войнам и обусловлены осознанием крестьянства своего подневольного положения.
Менее известно, что крестьянские войны вторичны, а реформатские войны начались с восстания обнищавших и возмущенных всеобщим хаосом рыцарей.

Лютер прибил свои тезисы на ворота храма в 1517 году.

В 1522 восстали немецкие рыцари - гуманисты. Религиозный гуманизм находил особый отклик в сердцах рыцарства, воспитанного на светской литературе образца Романа Розы. Главный идеолог восстания рыцарей - Ульрих фон Гуттен был выдающимся представителем новейшей европейской культуры.
Это был утонченный молодой человек, проведший молодость в интеллектуальных университетских кружках, сочинении стихов, сатирических памфлетов, пьянстве и оргиях. В истории он прославился как самый знаменитый сифилитик Европы, первым описавшим (свою) болезнь, причины и методы её лечения, - что было актуально вплоть до 19 века. Парадоксальным образом этот певец возвышенных романтических настроений и энциклопедический знаток точных наук был любителем весьма низменных и малоопрятных наслаждений, что и свело его в преждевременную могилу. Начало протестантизма полно таких парадоксальных персонажей.

Военный руководитель восставших рыцарей - Франц фон Сикинген также был чрезвычайно колоритной фигурой. Не отличаясь дарованиями в области искусств, он отличался высокими рыцарскими принципами. Руководствуясь этими принципами он освоил новое европейское ремесло - выколачивание долгов.

Новый и малопривычный для Европы денежный обмен постоянно приводил к ситуациям, когда должники не торопились отдавать деньги (берешь чужие, а отдаешь-то свои). Деньги сосредотачивались в городских торговых центрах (Женева, Цюрих), дворянство же в сельской местности сидело по уши в долгах. Но при этом было еще до зубов вооружено.

Фон Сикинген умел преодолевать вооруженное сопротивление должников и восстанавливать справедливость. Парадоксальным образом этот классический рыцарь зари протестантизма боролся за справедливость совершенно новую, капиталистическую, и совершенно новую пуританскую мораль.

Эта новая пуританская мораль заставляла Фон Сикингена под новым углом посмотреть на католическую церковь. Епископ Триера, такой же в общем немецкий аристократ Ричард фон Грейфеннклау был не только и не столько католическим священнослужителем, но и военачальником и сборщиком налогов, и благодаря тому - весьма зажиточным человеком, и притом весьма успешливым политиком. Понятное дело, что при таком изобилии без лицемерия и двойной и даже тройной и четверной морали не обойтись. Против этого лицемерия в лице князя-епископа и за ясную нравственную жизнь и объявил войну фон Сикинген. Война была интересной, - впервые массово применялось огнестрельное оружие. Которое стоило дорого и производилось в торговых городах. Войну бедное, но доблестное и чистосердечное сельское рыцарство проиграло, однако новая мораль в дальнейшем восторжествовала.

О новой морали - следующий выпуск серии

Tags: кальвинизм, католичество, лютеранство, реформация
Subscribe

  • (no subject)

    Не пора ль теперь ответственным товарищам Свои жопы приравнять к чужим влагалищам?

  • (no subject)

    когда-то давно в ЖЖ покойный поэт Немиров (которого я позже гнусно ругал за разложение мысли и тела) рассказал о трудностях с точной или хотя бы…

  • (no subject)

    Товарищ Ленин: Русские и негры Что за странное сопоставление? – подумает читатель. – Как можно ставить рядом одну из рас с одной из наций?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments