Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
Еще пара слов о Розенберге.

Начиная с 1930х Альфред Розенберг постепенно отказывается от всяческой партийной активности, уходит с редакторских постов и занимается непонятно чем, не то алкоголизмом, не то мистицизмом, а скорее всего и тем, и другим. Его единственная большая книга "Миф XX века" выходит в 1930. В том же году заканчивается его активная работа редактора партийных листков. "Кровь и Честь" выходит в 1933м, но это лишь сборник публицистики за 1919-1932 годы, подводящий итоги. В 1933м он посещает Лондон в качестве официального эмиссара Гитлера и возлагает венок к кенотафу. Продолжения и этой карьерной линии не было. Выясняется, что как организатор и практический политик Розенберг не имеет ценности для партии. Он редко пишет, еще реже выступает на публике или по радио (сам он опасается, что его русский акцент звучит как типичный акцент русского еврея). В своем "Восточном министерстве" с 1940го Розенберг далее занимается бумагомарательством, которое часто идет вразрез генеральной линии партии и поэтому как правило игнорируется (исключение Локотской республики это все же исключение). Гитлер высказывается же в том смысле, что пример Розенберга показывает, что немец, даже недолго поживший в России, очаровывается бескрайностью русских просторов и перестает быть вполне немцем, а Геббельс пускает в оборот зловредную шутку, - Розенберг потому антибольшевик и антисемит, что большевики и евреи помешали ему быть русским.

В дневниках самого Розенберга очень много рассуждений как надо бы - убрать евреев, продвигать германскую культуру и арийскую расу, но очень мало практической активности в этом смысле. В 1940м им организовывается "специальная бригада Розенберга", задача которой - спасение предметов высокого искусства в пользу великой Германии и уничтожение упаднических предметов с той же целью. На практике вышло немного, причем Геббельс и Геринг то и дело утирали нос Розенбергу, опережая его в мародерстве музеев и частных коллекций и при этом нагло присваивая упадническое искусство.

Более того, практическая деятельность самого Розенберга часто идет вопреки его твердым теоретическим взглядам. Если верить дневникам и "Мифу..", Розенберг ярый антисемит, за фанатизм изгнанный Геббельсом из ближайшего окружения Фюрера. Так, Розенберг рассматривает христианство исключительно как еврейский феномен, приведший к упадку Европы и темным векам, в одном ряду с большевистской революцией.

В "Мифе.." центральная часть книги посвящена развенчиванию христианской культуры, которая согласно Розенбергу была упаднической и навязанной евреями здоровым европейским арийцам вместо культуры языческой. Эта центральная часть читается как бред больного шизофазией. Особенно в переводе на английский

We know that the ancient Greek ideal of beauty did not correspond to the
Nordic, that it was predominantly the blood of its blood. Nevertheless, this
Greek beauty was particularly an evidence of a sheltered culture. Among a
divided, individualistic people, the Greek idea of art provided a certain
stability, a common Myth. Physical beauty has never been the highest value of
the Nordic west as has the formative will which manifests itself as honour and
duty (Frederick and Bismarck), as drama of soul (Beethoven, Shakespeare)
and, as concentrated atmosphere (Leonardo, Rembrandt). This will in art,
bristling with power, was presented in the 15th century with an aesthetic
standard originating from a completely different environment. The Renaissance
shows the struggle between instinct and the new idea in art just as with the
reformers in the religious domain. After the 16th century, pulsating with life, in
north Italy, and the penetration of the Baroque, the apparent highest Greek
value gained more and more in importance. The results of research into Greek
antiquities (gems, vases, various paintings and portraits) showed that they were
made under the auspices of a universal aesthetics. Greek forms were evaluated
as purely human. Then arises the doctrine of contemplation devoid of will,
followed by the denial of the aesthetic will. The Greek Myth of harmony and
willed repose overshadowed the Germanic instinct—the urge to powerful
personal confessions of faith and the unleashing of will. This split has lasted up
to the present and only modestly do new outlooks appear now and then.

И далее, после начала военных действий выступления Розенберга звучат как фанатическое исступление:

"Война, которая ведется сегодня немецкими вооруженными силами под высшим командованием Адольфа Гитлера, есть великая реформаторская война. Она не только преодолевает мир идей Французской революции, но также истребляет непосредственно все эти расовые зародыши еврейства и его ублюдков, которые теперь уже более ста лет беспрепятственно развивались промеж европейских народов. Еврейский вопрос, который в течение 2000 лет был проблемой для европейских стран и не находил решения, теперь найдет свое решение через национальную социалистическую революцию для Германии и всей Европы".


На практике в юности Розенберг был членом студенческого братства "Рубония", в котором числились и евреи. А в годы войны Розенберг, теоретически вполне счастливый муж безупречной арийской жены и отец замечательно арийской дочери, вытаскивает из концлагеря некую Лизетту Кохлраух, безусловную еврейку, справляет ей при помощи Геринга документы о немецком происхождении (этот должок затем приведет его к аресту заодно с Герингом), устраивает её положение и пишет ей любовные письма, когда приходится разлучаться (сохранились). В дневниках и "мифе" кажется есть подсказка - как Розенберг сам видел свое двусмысленное состояние. Он видит себя как человека разума, текста и диалога, который противостоит прочим нацистам - людям музыки.

Гитлер, по мнению Розенберга, попал под влияние круга людей иррационально-музыкальных, которые видят жизнь как воплощение опер Вагнера, где музыка убивает слово, а смысл подчиняется гармонии.

Hier hat der Ton das Wort erschlagen (Миф...).

Очевидным образом жизнь самого Розенберга, полная противоречивых диалогов и напрочь лишенная гармонии является воплощением этих антимузыкальных взглядов выпускника МВТУ.


P.S.

На амазоне можно разыскать книги Розенберга, причем и там не без сумбура вместо. Чего стоит например один переводчик и редактор Розенберга - доктор Александр Якоб, теоретик индоевропейско-арийского расового возрождения.
Tags: МВТУ им. Розенберга
Subscribe

  • (no subject)

    Суета вокруг куропатника. Агрессивную буржуазную самку отделили решетчатой перегородкой от прочих. Она тут же успокоилась, занялась едой,…

  • (no subject)

    Жена докупила к паре куропаток еще трех - женского пола. Полагается среди знатных куропатоводов, что оптимальный размер яйценоского выводка этих…

  • (no subject)

    Поучаствовал в "диалоге", то есть бесконечном и бесплодном споре между ортодоксальными католиками и протестантами - фундаменталистами. Отголоски…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments