Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
Русского национализма в том изводе, который известен всем жижистам, не должно было быть вообще. Раньше я высказывался на эту тему матерно, теперь мата уже не хватает.

По смерти Крылова особенно заметно - что результат это пшик, чепуха. Книжки, статьи, журналы. Особенно малозначащие в эпоху интернета. И то - большая часть этих текстов русскому национализму если и имеет отношение, то с обратным знаком. Участники "движухи" разрушали национальные институты даже на уровне проектировки быстрее, чем успевали планировать.
Поэтому среди националистов нет никакой дружбы. Строго говоря никакого планирования институтов и не было. Каждый строил свою секту и подрывал чужие. Особенно успешливым в этом деле сектостроительства и сектоводительства оказался Галковский, вполне пристойно доживший до статуса, соответствующего брамину средней руки, со своим домашним храмом. Все же менее занимательно, чем посещение святых мест Индии.



Для русского провинциала соблазн, для европейца безумие. Москвичи, хуле.


Отдельно хотелось бы остановиться на параллелях между Индией и постсоветской Россией. Россия унаследовала из СССР систему каст или варн, в которой высшей кастой были партийные идеологи. Которым не полагалось по статусу не только сеять-пахать, но и писать что-либо своей рукой считалось почти что постыдным (для этого есть секретари и литературные негры). Андропов в молодости писал стихи, сам, своей авторучкой и очень этого после стыдился. Хорошим занятием партийного брамина было духовное наставничество. Например, произнесение речей с возвышений, при том, что есть аудитория и она внимает. Еще более лучшим занятием было просто сидеть с умным лицом в президиуме. А потом - банкет. Кулуарные беседы были и остаются частью религиозных обязанностей брамина.

Сознательно или бессознательно все русские националисты подражали и подражают советским партийным деятелям. Опять же лучше всех это делает Галковский.

Кстати, о бессознательном. Любой психоаналитик обратил бы внимание, что все мало-мальски заметные лица среди условных русских националистов - это безотцовщина. Отец Холмогорова откочевал в Канаду, у Галковского умер от алкоголизма, у Крылова и вовсе некая фигура умолчания.

Русские (квази- псевдо-) националисты воспитывались мамами.

В роли коллективных пап у них выступали или старшие брамины, либо товарищи из Конторы. С них и рисовалось поведение в целом.

С товарищами из Конторы есть загвоздка. Строго говоря это не брамины, а кшатрии. Но это обленившиеся, зажравшиеся кшатрии, высший офицерский состав которых пролез в брамины и породнился с опустившимися браминскими родами. Они уже второе поколение не воюют, а выдумывают и высасывают из пальца мнимых врагов, с которыми устраивают более или менее потешные схватки. Понятное дело, что на чистом блефе карьеру воина не построишь, так что кровь регулярно льется совершенно непотешная, но на уровне младшего офицерского состава и ниже. Но главная задача Конторы на высших уровнях - политический контроль и манипуляции. Если враги мнимые, то бюджет для борьбы с ними совершенно не мнимый, и реакционные мероприятия тоже совершенно реальны, можно увидеть в телевизоре или даже попробовать поучаствовать, если рук-ног не жалко. Могут и поломать.

Главным пороком советской системы, с её духовной мифологией и кастами, было и остается промышленное производство всяческого вранья, непрерывный мифогенез империи, нацеленной непонятно на что, неясно зачем и надолго ли. Между подлинными интенциями, желаниями и декларируемыми - дистанции огромного размера. Только от простаков требуется вся правда на допросах в полиции. Умные люди, при положении и делах, истинные брамины, правду скрывать обязаны, тайна есть сердце и цветок иерархической вертикали российской империи. С одной стороны эта правда пошла и проста (типа, украли миллион), с другой - говорят о ней заведомые профаны, дураки и ничтожества. Само говорение правды есть признак непричастного к тайне власти. (вспоминается да, Навальный). А осознание истины - это так неловко, как и паяльник в заднем проходе. Поэтому в классическом русском языке нет слова "сознавать", но есть "сознаваться".


Теперь внимание - важный пункт для националистов.


Любимый националистами журналист прошлого века Меньшиков М.О. (которого принято чтить, как святого героя, но читать лучше не) - писал в Письмах к русской нации:

"Из множества определений национализма позвольте остановиться на самых простых и удобопонятных. Национализм, мне кажется есть народная искренность - в отличие от притворства партий и всякого кривляния и подражания. Есть люди искренние, которые не терпят казаться чем-то другим, и которым хочется всегда быть самими собой."

Я с Меньшиковым в этом пункте совершенно согласен. Нация начинается с осознания своих интересов и закрепления этих интересов в законе.

Эти интересы должны быть непостыдны и достойны того, чтобы их с чистой совестью изложить на бумаге и показать потомкам. Конституция США является таким вот непозорным документом.

Любые прочие интересы не могут быть национальными, поэтому они были и остаются тайными пружинами имперских систем, противоположных национальным. С грифами "совершенно секретно" или даже вообще без всяких документов. Принял наличные - сделал дело, постарался забыть как дурной сон.

Далее Меньшиков говорит о людях, которые собой по каким-то причинам быть не могут, боятся, и подобно насекомым изображают из себя не то, что они есть на самом деле, вместо бабочки мы видим листок, вместо гусеницы - сучок.

В этом смысле крайне любопытна фигура ныне покойного К.Крылова, который изображал из себя то листок, то сучок, то неведому зверушку. Его псевдонимы "Михаил Харитонов", "Юдик Шерман", "Игорь Чернышевский" и прочие - имя им легион - были выражением той самой невозможности быть собой, о которой Меньшиков говорит как о человеческой внутренней движущей силе, противоположной национализму. Только имея множество масок и ложных лиц можно говорить например, что русский человек должен жить хорошо и нация - это когда каждый гражданин аристократ, а с другой стороны пошло обжираться - опиваться как плебей, стать фактическим инвалидом к пятидесяти и умереть. Лучший аргумент против русского национализма - труп Крылова, ушедший в топку и литературное наследие из всяческого пересмешничества. Ни одного слова в правде и простоте.

Это притворство, миметизм в менее политкорректные времена полагался уделом женщин. Женщина даже на своем лице как правило рисует нечто эдакое, миметическое. Условную фигуру гораздо более привлекательной и опасной самки. Опять же - русские националисты воспитывались женщинами.

Но использовались мужчинами из Конторы, а также парой ушлых политических импрессарио.

Что могло бы быть вместо этого унылого псевдонационалистического балагана с размалеванными клоунами. Мог бы быть достаточно простой и честный клуб. С хорошей кухней, основанной например на вкусах великих русских деятелей литературы, живописи и науки. Форель по-пушкински, кулебяка, как её любил Саврасов.

С чтениями оригинальных произведений, которые не стыдно показать на публике. С библиотекой и книжным магазином. С обязательной состязательностью - и кто тут лучший, а кто так себе, пришлось бы решать не в узкой секточке, а по факту читательских голосов и продаж.

Не то махровое салонное пшено, которое культивировалось ряжеными националистами, включая и К. Крылова. А оригинальные произведения в русле русской национальной поэзии и прозы. Естественно, столичному бомонду пришлось бы потесниться.

Разумеется, этот клуб должен быть частным, а не общественным или партийным.
С аккуратной бухгалтерией частного предприятия. Это предприятие может быть и акционерным, на паях. Это кстати первейшее дело в воспитании четкого понимания своих интересов.

С полным пониманием того, что люди Конторы в таком предприятии неуместны совершенно, а импрессарио вроде Белковского и подавно.

Из такого клуба по-хорошему мог бы вырасти русский национализм и русский консерватизм, в том смысле каким его желал бы видеть Меньшиков, согласился бы Эдмунд Берк, Борис Чичерин, и я сам.

Из акционерного капитала могло бы вырасти и кредитное общество, и в пределе - частный банк сугубо национальной природы.

Ну а нет - так по крайней мере печатная продукция, все это ощутимое наследие было бы несравненно выше по качеству. И может быть с обжорством и пьянством дело обстояло бы поприятнее, не столь смертельно во всяком случае.
Subscribe

  • (no subject)

    http://balalajkin.livejournal.com/94142 6.html Как они жидко дрищут от одной тени сильной женщины, матерь Божия... И насколько вонь и…

  • (no subject)

    После всякой моей злобной клоунады, несколько жижистов отфренживается - видимо, с чувством облегчения, несколько же наоборот, зафренживает. Иногда…

  • (no subject)

    Посрался с русско-украинской писательницей Чигиринской. Она меня раньше хвалила, а теперь наоборот. Слово за слово, - и уже она считает, что я…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments

  • (no subject)

    http://balalajkin.livejournal.com/94142 6.html Как они жидко дрищут от одной тени сильной женщины, матерь Божия... И насколько вонь и…

  • (no subject)

    После всякой моей злобной клоунады, несколько жижистов отфренживается - видимо, с чувством облегчения, несколько же наоборот, зафренживает. Иногда…

  • (no subject)

    Посрался с русско-украинской писательницей Чигиринской. Она меня раньше хвалила, а теперь наоборот. Слово за слово, - и уже она считает, что я…