Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
ленинские тезисы на новый лад:

Борьба за власть импотентов и блядей
Одни не могут, другие не хотят.


Посмотрел немножко старый (ну не такой уж старый, начало 90х) британский мини-сериал Sharpe - о британском офицере наполеоновских времен, произведенном в чин из солдат.

Вот где обрисовывается прежний, классовый конфликт, окончательно похороненный под тщательно сконструированным новым, расовым.

Офицер Шарп, которого израет молодой Шон Бин, вызывает недоверие и презрение солдат, над которыми он поставлен командовать именно постольку, поскольку он равен им по происхождению - сын проститутки, провел юность в уличных драках, он, во всяком случае исходя из взгляда поверхностного, не обладает Благодатью, которую распределяет монарх из своего небесного источника - аристократу.
Именно Благодать, по мнению темных, но мудрых солдат, дарует удачу и победу уже потому, что так было всегда и будет, а жизнь среди помоек ни к какой победе не приводит, а наоборот, к неудачам и передрягам, потому что всегда так было и будет. Взгляд темный, безусловно. Но мудрый? Тоже безусловно. Мудрость эта состоит в различении доброделей и пороков, достоинств и недостатков.
Офицер из низов не умеет говорить на разных языках, грязно дерется, грубо себя ведет, представить его на верху общества невозможно. С какой стати солдат должен подчиняться какому-то случайному негодяю, презираемому благородными людьми? Негодяй обречен если и не на немедленную неудачу в настоящем, то на низкое положение в обозримом будущем, - а значит ведет своих солдат не вверх, к славе, а черт знает куда. Вдобавок, что немаловажно, он сражается против наполеоновской республиканской армии по сомнительным мотивам - Наполеон же почти такой же выскочка, как он сам. Но Шарп доказывает свою ценность, иррациональным образом. Именно - иррациональными подвигами, великодушием, бескорыстием и конкретной, данной в ощущениях, но совершенно мистической и труднообъяснимой удачей в бою - то есть качествами натурального аристократа. В фильме эта удача показывается довольно комедийно - множество солдат под командой британского аристократа перебиты кучкой лихих французов. А несколько стрелков по командой низкорожденного Шарпа случайным образом выигрывают баталию за баталией; таким образом Благодать на Шарпе, а не на аристократе, который стало быть ложный, а может просто деградировавший до уровня ниже канавы. Очевидно, что хотя самого Шарпа не примут в аристократическое общество из снобизма, монарх может и даже обязан возвести его в рыцарское достоинство, его дети получат аристократическое воспитание и через два-три поколения не будут отличаться от прочих аристократов по статусу во всяком случае. Это в теории. А на практике монарх далеко, а аристократы обсели общество, как клопы и сосут народные соки, не позволяя способным выбиться наверх. За устранение этой несправедливости и сражается Наполеон, за это же сражается и Шарп, хотя и находясь в заведомо несправедливой британской классовой системе и против Наполеона. Но британское общество символизирует охраняющий жизнь либерализм, хотя и отягощенный злом, а Наполеон - агрессивную тиранию убийц и насильников, хотя и под знаменем свободы и просвещения. Что абсурдно, и это абсурдное положение есть скрытая пружина киношной драмы.

Там же обрисован конфликт между новой научной рациональностью и старым церковным мистицизмом, причем если солдат-герой из низов побеждает, потому что на войне как на войне, то церковный мистицизм то и дело торжествует над рациональностью. Например, святая реликвия побуждает испанских горожан к бурлению национальной гордости, восстанию и низвержению наполеоновской армии, которая выступает за свободу-равенство-братство, но с чисто научной точки зрения. Слаба наука перед святыми народными чувствами.

Подумал, что новое время выстроило намного больше мистических конструктов под маской рациональности, чем прежде, причем эту маску намного труднее распознать и еще труднее сорвать. Но святые чувства никуда не деваются.

Например, такая мистическая сущность, как равенство - что является материальным носителем равенства всех людей, в которое равенство верят свято многие рациональные люди? Если церковники прошлого утверждали, что все мы равны перед Богом, то это имело под собой хотя бы поэтические основания, поскольку в сравнении с Богом мы все ущербны и ничтожны, хотя и по-разному, но приблизительно поровну и это очевидно любому, кто возьмётся задумываться или пытаться доказывать обратное.

По сравнению друг с другом люди, как ни возьмись, не равны, и это и очевидно, и доказуемо разнообразными научными методами. Разумеется, всех нас может объявить равными менеджерское государство, почти так же, как это делалось на заводах Форда - все рабочие равны по зарплате и статусу, но менеджеры, проводники прогресса, намного ровнее, а кто вякнет поперек объявить расистами и мизогинами через свои средства массовой пропаганды и агитации. Обвинение в классизме вышло из моды уже тогда, когда вышел это самый фильм Sharpe. Вышло оно из моды именно постольку, поскольку новейшая аристократия постфордизма, хотя и на глазах приобретает все черты класса и даже касты, всё менее желает об этом факте говорить. И одновременно всё менее эта каста желает говорить о достоинствах и недостатках, добродетелях и пороках, делая вид, что их как будто нет и мудрую мораль следует высасывать из случайных ( нет, не случайных, но генерируемых по абсурдной системы бюрократической логики и аппаратных игр ) идейных конструктов, либо либо просто приятно думать на досуге, либо они вытекают из древних идей менеджерских Тейлора и Форда, приправленных кашей из обезбоженных осадков протестантского мировоззрения, - типа коммунизма и абслютного равенства и даже необходимого неразличения полов, евнухов, трансгендеров, финнов, калмыков, китайцев и папуасов.

Но это будет или уже есть явная тирания, причем с такой тиранией не согласится даже человек наполеоновских времен, согласный с тем, что офицеры из аристократии несомненно отличаются от офицеров из сточной канавы, хотя и необязательно в лучшую сторону, но согласный и с тем, что Наполеон - невесть откуда взятый, опасный и в высшей степени сомнительный тиран. И доказательств того, что удача, что по мнению темных, но мудрых народных масс есть конкретное доказательство Божьей благодати, сопутствует такой тирании, как она сопутствовала Шарпу или Наполеону на первых порах, - не только не видно, но видно совершенно обратное. Видна кучка зарвавшихся безумцев, которая шаг за шагом идет к провалу - называя притом свои шаги прогрессом, - и только накопленная прежними поколениями благодать не дает им погибнуть прямо сейчас.


И как можно верить в равенство всех людей тогда, когда вам явно затыкает рот и отстраняет от дел какой-то человек, который выступает от имени и по поручению равенства? Это такое бьющее в нос советское лицемерие, которое понятно любой собаке. Государство дает должность мне или тебе, но не мне и тебе одновременно, в соотвествии с принципами демократического централизма. Ты-начальник, я-дурак, я начальник - ты дурак. Причем о способностях тут речи вообще нет, бороться можно только за место под солнцем страны Советов, под ковром, изподтишка, держа кукиш в кармане. Советский человек к этому приучен со школьной скамьи во всяком случае, "все понятно". Учительница, особенно если это учительница политэкономии или литературы может и должна по долгу службы и приказу Партии нести ахинею, и ученики даже не обязаны в эту чепуху верить, но обязаны делать вид, что слушают и слушаются.

Понятно и почему в начальническое кресло подсаживают чернокожих и вагиноидов, несмотря на все "но", а белокожих и фалломорфов ссаживают, несмотря опять же на возражения - был бы повод! Это уже проделывалось во время Великой Октябрьской Социалистической Революции, бей белых, пока не покраснеют, всё в общем ясно. Маркеры "белых" или "евреев" или "капиталистов" новые, но принцип известный, поражение в правах или наоборот, во имя социальной справедливости, чтобы всё было как у всех. Кто был ничем, а стал всем, будет служить верой и правдой советской власти. А кто является по сути ничем, а сделан на заказ,- по званию и звездному статусу, - всем, и тем пуще будет служить, как кролик с барабаном на батарейках. Дурацкие комедии, разыгрываемые в американских (и следом австралийских школах), - об одной из таких комедий поведал надысь nefedor - во всяком случае никого "из наших людей" не обманут. Но и воспринимать их как чисто комедийное действо, на мой взгляд, не менее опасно, чем видеть в тиранических фигурах вроде Наполеона или Гитлера чисто клоунов. Когда таких тварей в менеджерском обществе миллионы, и каждый такой клоун метит в спасители человечества, тут не до шуток.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments