Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
  • Mood:
Трактатъ об изнасилованиях. Часть 3
Сексуальное насилие во времени и пространстве.

Начало здесь
1
https://balalajkin.livejournal.com/1389834.html
2
https://balalajkin.livejournal.com/1389335.html

отступление насчет бугров

https://balalajkin.livejournal.com/1391361.html



Наука приматология расцвела позже, чем антропология и социология. Эта сравнительная молодость делает ученых, изучающих высших обезьян - приматов несколько менее аррогантными по сравнению со своими культурными коллегами.

Изначальной установкой ученых, изучавших шимпанзе, как их старших коллег, изучавших примитивные племена Африки, Южной Америки, Новой Гвинеи и Австралии была странная смесь из конфликтующих мировоззрений. Основные из них можно обозначить как руссоизм и дарвинизм. Первый обозначал нетронутую природу как некий рай, из которого человек был изгнан злым божеством. Шимпанзе очевидно находились в раю, приматологи пытались его найти и обозначить вешками. Соответственно антропологи в гуще примитивных племен пытались найти остатки этого рая, которых наверняка должно быть больше в новогвинейских малодоступных горах, нежели в Париже.
Дарвинизм, как противоположная точка зрения, которая в конце 19 века распространилась и на человечество, получив кличку социал-дарвинизм рассматривала человека как утонченный венец природы, а лучших людей и того лучше, близких к божественному статусу. Соответственно в мире приматов искались подтверждения этой природной низости и грубости, равно как и среди примитивных племен искалось сущее варварство, необузданность чуств, жестокость и коварство и прочие адские пороки, которые антрополог в пробковом шлеме желал наблюдать с тщательно защищенной башни и гневно раздувая ноздри.

Однако антропологи часто обнаруживали, к своему вящему удивлению, у представителей примитивных племен качества, которые в цивилизованных обществах полагались исключительной принадлежностью высших его слоев и классов - великодушие, самопожертвование, смелость и стойкость перед лицом опасностей и природных катаклизмов, гостеприимство к чужаку и снисхождение к слабостям и недостаткам этого чужака, умение полноценно, до самозабвения радоваться милым пустякам и житейским удачам. Обнаруживалась удивительная житейская проницательность при неумении вести счет и фантастических представлениях о физике и хронологии. Разумеется, обнаруживались и совершенно противоположные качества - бездушная жестокость, жестокие и бесчеловечные ритуалы с приместью сексуального садизма и прочих извращений, казавшиеся стороннему наблюдателю бессмысленными, кровожадность, равнодушие к страданию животных и соплеменников, тупость и непонимание абстракций - но антропологам приходилось вновь и вновь признавать, что примитивные люди далеко не так примитивны, как предполагалось.

Общий вывод антропологов, за редким штучным исключением, был однако однозначен - примитивные люди нуждаются в цивилизации и просвещении, чтобы свои недостатки устранить, а превосходные достоинства развить и поставить на должный пьедестал, заодно и улучшив качество жизни дремучих племен вплоть до цивилизованного европейского уровня с ватерклозетом и пенициллином.


Приматологи же обнаруживали в природе и в особенности в группах приматов жесткую иерархию отношений, напоминавшую им о царях и тиранах и угнетенных рабах, чудовищную жестокость, агрессию и очевидное упоение страданием жертвы. Однако отмечали и удивительную отходчивость, - у шимпанзе агрессия начиналась так же внезапно и быстро нарастала, как и угасала и прекращалась, оставляя сравнительно небольшое число жертв и далее вполне удовлетворенную положением дел группу. Отмечалась и сексуальная агрессия и изнасилования, в том числе и явно незрелых особей, и групповой секс, доходящий до эпических и непередаваемых в приличном обществе масштабов.
В более развращенный 21 век эти практики обозначиют как буккаке и на этот счет любят позубоскалить всякие недоросли, а в 20 веке описание этих практик вызывало что-то близкое к моральной панике. У мелких шимпанзе бонобо, которых позже начали рассматривать как отдельный вид, обнаружилась практика замещения прямой физической агрессии - агрессией сексуальной и возведенной в ритуальную практику. Бонобо, подобно советским зекам "опускают" зарвавшуюся особь, совершая с нею или с ним половой акт, причем жертва совсем не склонна защищаться от атакующего агрессора, если тот или та имеет право на этот акт согласно иерархическому этикету. Самка бонобо, старшая по рангу, может совершить активный половой акт с проказливой младшей, аналогичный практикующимся у уголовниц - обитательниц ГУЛАГа. И активная и пассивная стороны затем возвращаются к обычной, мирной обезьянней деятельности.
Всё это могло и вызывало определенное возмущение в академической среде.


Приматологам однако не приходила в голову мысль вмешаться и предложить шимпанзе бросить заниматься всем тем, чем эти обезьяны занимаются и заняться чем-то гораздо лучшим.
Совершенно наоборот, в отличие от антропологов, приматологи были одержимы желанием сохранить группы приматов, в особенности шимпанзе, бонобо, горилл и орангутангов нетронутыми.

Очень скоро обнаружилось, что интересы приматологов и антропологов, движимых поначалу общими ценностными установками, радикально расходятся. Приматологи обнаружили себя в лагере консерваторов, а антропологи во враждебном и даже воинственном лагере либеральных прогрессистов.
Конечно, разделение между этими науками возможно только в изолированных от конкретной изучаемой реальности университетах.
На практике и те, и другие оказывались бок о бок в джунглях и даже в одной персоне могли сосуществовать и прогрессивные - по отношению к дикарям с консервативными - по отношению к обезьянам взгляды. Но мирным это сосуществование не было.

Очень характерна к примеру фигура Дайан Фосси 1932 года рождения - героини академического бомонда и жертвы цивилизационных усилий в джунглях Африки. Эта смелая до безумия женщина провела годы, стараясь сохранить популяцию горных горилл в Руанде.
Будучи вполне благопристойным американским либералом в отношении людей, Фосси сочувствовала обездоленным людям Африки и посильно помогала им, снабжая лекарствами и организуя всяческую благотворительность с целью подъема цивилизации в регионе.
Однако когда расширяющаяся цивилизация руандийцев стала цивилизовать джунгли, то есть уничтожать места обитания горилл, заодно используя самих горилл в качестве источника мяса, шкур и занимаясь международной торговлей с зоопарками и медицинскими учреждениями Европы и Америки, Дайан встала как скала и стала активно препяствовать этим родам деятельности бывших дикарей.
Когда она организовала и финансировала отряды лесников, спор между консерваторами и цивилизаторами перешел в фазу острого вооруженного конфликта. Аресты и штрафы не помогали - вооруженным автоматическими винтовкам лесникам было нечего отобрать у браконьеров, кроме копий и дырявых штанов.

В нарастающих стычках было убито несколько искателей удачи, семьи которых сочли убийства вопиющей несправедливостью и вмешательством белого колонизатора в суверенную черную цивилизацию.
В ответ было убито еще большее число горилл, а заодно и лесников, причем некоторые убийства были выполнены с ритуальной жестокостью и показательным расчленением трупов и тех, и других. В поисках поддержки Дайан ездила в Конго и Уганду, и по дороге её поймали, посадили в клетку вместе с другими белыми неоколонизаторами, и несколько дней подряд насиловали всем племенем, но в конце концов решили отпустить.

Фосси решила не оглашать инцидент, но впала в депрессию и алкоголизм, изолировав себя от общества людей и находя утешение только в обществе горилл, на удаленной от социальных потрясений биостанции. В Руанде тем временем разгоралась гражданская война на почве цивилизации. Когда пару чернокожих браконьеров поймали чернокожие лесники, она, будучи видимо, как обычно, сильно пьяной, приказала связать одного злоумышленника и собственноручно высекла его крапивой по половым органам. А после приказала своим подчиненным выкрасть сына другого браконьера и держать его в качестве заложника.

Это было последней каплей, переполнившей чашу страданий обездоленных руандийцев.

Дайан выследили в 1985 году и зверски умерщвили в её домике на биостанции, сначала избив дубинками до желеобразного состояния, а затем разрубив лицо мачете. Труп обнаружил её чернокожий слуга, и оповестил её академических коллег в первую очередь. Из биостанции были похищены автоматические винтовки, пистолет и крупная сумма денег.
Предполагаемого убийцу арестовали шестнадцать лет спустя, за прочие кровавые подвиги в руандийских гражданских войнах, и убийство Фосси на него повесили до кучи. Убийца, по руандийским понятиям, был воинствующим аристократом и носил самоприсвоенный титул, близкий к герцогу.

Часть 4 - пока только заявка, но уже практически вполне определенная

Сомнительный аристократ Вильгельм Завоеватель и сексуальная агрессия в средневековой Европе. Краткий эксурс в античность и необходимый обзор христианства, а также некоторых сект. Половая алхимия Альберта Великого. Брак и внебрачные отношения в классовом обществе. Двойная мораль как условие и издержка цивилизационного роста.
vous allez me voir à l’oeuvre!
Tags: сексуальное насилие во времени и простра
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    Старшая куропатка, та самая агрессивная буржуазная самка, погибает на глазах. Агония практически. У птиц это быстро. Утром еще купалась в песчаной…

  • (без темы)

    Приснилось под утро, что я большой штымп и живу в жирном особняке за забором с охраной, при этом женат на транссексуале. Эдакий гламурный транс,…

  • (без темы)

    I am not sure whether to celebrate the Patriarchy and lament the usual faith of the Black Woman submitting to an elderly White Male, or to damn the…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments