June 8th, 2004

приятно поддамши

Работая над проектом (Monty ver.3)

Я за национализм и против патриотизма. Например и во-первых полагаю, что замечательная русская нация (народ, этнос - я в этом нетвёрд и не надо) переживёт отвратительное и чуждое ему российское государство. В слабой мере это же относится и к другим нациям; поскольку любой государственный строй по природе антинароден и гнобит уникальные, выдающиеся из общей массы налогоплательщиков, национальные черты. В Австралии есть специальное слово для этого гнобления в особо извращённой форме - Multiculturalism.
Во-вторых любой человек вправе менять государства, как штаны. Вырос из одних - надел другие. Одни носишь, другие, выглаженные и вычищенные висят в шкафу до поры. Поработал там, отдохнул здесь. Там написал книжку, сям нырнул в окиян. Человек ходит по земле куда ему надо; это его нормальное состояние, а любые ограничения суть людоедство. Это свободное хождение есть необходимое условие для создания и существования наций, а государственные границы - главнейшая тому помеха.

(вдогонку) как дух государственности изуродовал раннее христианство, так же он уродует и национальные идеи.
приятно поддамши

Monty ver.3 blues

Италия после Австралии и даже Папуа Н.Г. оставляет прескверное впечатление. Июнь месяц, зажиточные итальянцы закрыли свои кафе и уехали в Испанию и Португалию.
Осталась пыль, пёстрые толпы невесть какой национальности, тоскующие славянские проститутки, барахолки на которых ливанцы торгуют китайским дерьмом, величественные издали руины, издающие вблизи стойкий запах мочи, в парках шприцы и человеческий кал в каждом укромном углу,
Вся Италия, кроме курортной полосы у побережья, производит впечатление заброшенного дома, куда вселились бомжи.
Курортная полоса нашпигована человеческим мясом до отказа. Я туда не поместился.
Поехал в горы, влез на две с половиной тысячи метров к горному озеру. Вокруг озера пикниковали четыре сотни разомлевших оффисных работников, с визжащими детьми и томными жёнами. Плюс некое число дурно воспитанных немецких туристов, которые жадно на всё глазели. Такого в Австралии не увидишь даже посреди городского парка в центре Мельбурна.
Какое наслаждение было вернуться в Папуасию, взять лодку и уехать на остров, где я был один. И нырять в море, где за десяток километров ни одной живой души.

Средневековые тома в библиотеке были хороши, да. Клавдий Птолемей 17-го века издания. И рукописи Леонардо да Винчи. Сфотографировать дали, пощупать - нет.