February 21st, 2005

приятно поддамши

О Бунине и Набокове

Родство их несомненно, равно как и коренное различие. Бунина я терпеть не могу, но иногда беру и читаю подолгу, с очень неприятным чувством. Набокова же люблю нежно и душевно отдыхаю, перечитывая в сотый раз "Приглашение на Казнь". Попробую проиллюстрировать ощущения от чтения.
Однажды в Крыму, в самый разгар июльской жары и пыли, я увидал, как две провинциальных хохлушки, мама и дочка, угощались салом.
Толстый шмат был разрезан, как арбузный ломоть, его брали пальцами, совали в рот, задумчиво жевали.
Лоснилось всё.
Толстые пальцы, малиновые губы, наливные щёки. А солнце этот жир палило с небосвода, чтобы остатки сжечь дотла.
Я на всё на это глазел. Под ложечкой шевелился склизкий ком. Лицо наверное было перекошено, потому что мама обеспокоилась и стала смотреть в ту же сторону. Мы обменялись брезгливыми замечаниями.
"Сокровенная суть человеческая - в поедании сала под июльским солнцем" - это Бунин.
"Сокровенная суть человеческая - в тошноте от наблюдения за поеданием сала" - это Набоков.
Оба правы, конечно, но хочется верить, что набоковское отвращение имеет магическую силу и что-то меняет в самой сути этого мира.

Вот такой вздор думается после трёх часов попыток приступить к проектной документации.
приятно поддамши

Покончил с собой Хантер С. Томпсон

Застрелился один из любопытнейших "контркультурных" (дурацкий термин, кстати) писателей и журналистов современности. Хантер Томпсон - изобретатель журналистского повествовательного стиля, в котором личность наблюдателя становится существенной частью истории. Широко известна его книга "Fear and Loathing in Las Vegas", по которой снят фильм.

В последнее время он был едким критиком американской внешней политики.

Говорят, он завещал развеять свой прах выстрелом из специально выстроенной пушки.