May 11th, 2006

приятно поддамши

(no subject)

Умер Александр Зиновьев, говорят френды. Занятный был тип, очень похож на леваков из Сорбонны. Невероятный для русских болтун, одну здравую идею умеющий разбавить типично галльским пустобрехством и разлить на целый том. Ум как конь без привязи, без шор и без полезной повозки. Выдумал несколько броских, но бесполезных слов и фразочек - опять же растянутых на целые книги. Хомо советикус, глобальный человейник. По сути карандашные карикатуры не на оригиналы, а на журнальные шаржи. Ну или скажем так: эссе о советском обществе по материалам журнала "Коммунист", а о западном - по Плейбою. С непременным вычитыванием между строк.
В некоем умопостигаемом реформированном Социалистическом Союзе Свободных Республик он, наверное, занял бы полезную функцию клапана со свистком, руководя кафедрой "проблем научного коммунизма" и ведя кружок для молодых комсомольских агитаторов и пропагандистов.

Биография его исключительно красочная, карнавальная и нарочито-издевательская. "Сын крестьянина, семья в поисках лучшей жизни перебралась в Москву...Участвовал в покушении на жизнь тов. Сталина... Спасаясь от неминуемого ареста, ушёл в армию (!). Служил в кавалерии, артиллерии и авиации. 31 боевой вылет.... Заведовал кафедрой логики в МГУ.... Уехал в Мюнхен, где занимался научной и литературной деятельностью, в 99 году вернулся в Россию...". Представляю, как составляя эти наброски, трое-четверо лысеющих мужчин чокались гранёными стаканами, хохотали и давили окурки в банке из-под дефицитных консервов. Балалайкин, составляя свою биографию, и не догадывался о том, что его успели обскакать на кривой козе маститые российские философы.

Зиновьев владел искусством не только словесного, но и живописного шаржа. В его личной галерее - карикатуры на каждого мало-мальски известного советского философа.

То есть вот какое философское богатство: целая подшивка Крокодила для советских интеллектуалов - с фельетонами и иллюстрациями.

Кстати, вот:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8C%D0%B5%D0%B2,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87


Сплошная феерия.
приятно поддамши

размышляя за учёбой о "философе" Зиновьеве

Эти русские вообще очень талантливый народец. У них философ не только умеет выпить бутылку коньяка из горлышка "винтом" в кулуарах заседания парткома, но и нарисовать на заборе голую бабу так, что действительно встаёт, даааа.

"...дав коробку конфет за нераскрытие запрета ему поступать в вузы..."
приятно поддамши

(продолжая размышлять о Зиновьеве)

Как известно, карьера Зиновьева в марксистско-ленинской философии началась с фундаментальной работы о Логике фундамента марксистско-ленинской мысли, именно "Капитала" Маркса.
Однако логика - наука, и наука объективная. Идеологически ориентированных штудий она не прощает. Через несколько лет А. Зиновьев, в то время уважаемый зав. кафедрой в МГУ решил, что пора бы ему и удивить весь мир высотами марксистской философской мысли. Он издал работу о решении Последней Теоремы Ферма. Где в своей обычной манере, кавалерийско-авиационной атакой с применением оружия массового уничтожения мысли, решает всё сразу - на нескольких листочках. Издал в том числе и на языках идеологических врагов.
Западный мир застыл в немом восхищении. Впрочем, не совсем в немом, потому что во французском ежемесячнике "Логика и Анализ" некий Георг Крейсель опубликовал краткую заметку, разоблачившую Зиновьева как интеллектуального шарлатана и полного профана в математике.
Вполне возможно, что за железным занавесом не узнали об этой разгромной статье, поскольку зиновьевское "решение" Теоремы Ферма продолжает гулять из издания в издание и по сей день. Ничего, это вполне нормально в державе, где математик Фоменко совершил ряд переворотов в исторической науке. Тут вполне сойдёт и марксистско-ленинский логик, нечувствительно превзошедший Ферма. Но это я так, к слову.
Оказавшись на западе после какого-то трёхгрошового административного скандала в МГУ, сам А.А. впрочем, мудро забыл о своём гениальном прорыве, и занялся предметом более расплывчатым - социологией. Впрочем, не совсем социологией, а "социологическим романом". Впрочем, не совсем даже и романом, а хлесткой антисоветчинкой. (...)

Когда к концу 90-х эта тема окончательно выдохлась и антисоветчики на западе вызывали гримасу, как от плесневелого лимона, А.А., как человек предельно вменяемый (читай - крестьянски сметливый, цепкий до жизни), сделал новый последовательный шаг - враз забыл про свои антисоветские демарши, переехал обратно в Россию и переключился на востребованную тоскующим россиянином антизападную тематику. (...)

(...)

Сам А.А. писал о себе иногда довольно откровенно:

Надеюсь, читатель не сочтет меня уголовником за те мошеннические проделки, к которым мне приходилось прибегать неоднократно. От них никто не страдал. А без них я просто не выжил бы. Я их считал и считаю до сих пор морально оправданными.


Да где уж нам взыскивать. Понимаем, жизнь была архитяжёлая. Не до морального жиру - быть бы просто живу.
(...)

чего это я на покойника волну гоню? Ничего, это я так, размышляю о русских людях.