June 6th, 2006

приятно поддамши

(no subject)

Многие московские т.н. интеллигенты - дети директора гастронома, второго секретаря совкома, второй семьи актёра - родились в доме, где было очень много редких книг, но никто из взрослых эти книги не читал. Книги успешными людьми в советской Москве покупались для интеллигентного интерьера, в качестве верного вложения капитала, просто потому что Михаилу Моисеевичу приятно запросто войти с чёрного хода, пошутить с Леночкой, дать ей шоколадку и ВЗЯТЬ - всё взять; Декамерон - беру, Софокл - дайте две, одну учительнице подарим, новая "рамка" НФ - ну разумеется, Фрейда вдруг издали малым тиражом - а ну давай сюда. Заверните. А которые совсем большие да важные, могли в тот же портфельчик добавить набор самиздатовской клубнички. Ничего особенно страшного, так - посевовские журнальчики, непечатных Стругацких, Зиновьева, Солженицына. Дома сам важный человек едва успевал полистать детективчик перед сном. Зато дети этих бонз в десять лет читали всё подряд с папиной полки - Фрейда, Софокла и Декамерон, Солженицына и Зиновьева. Руководить этим чтением взрослые не могли и не пытались. Результаты получались нечеловеческие. Во-первых, подросток получал возможность казаться резко и вдруг - умным. Умнее всех сверстников в классе и во дворе, - конечно! Особенно же приятно было меткою цитатой сразить оплошного преподавателя. Обычно на эту "умность" наслаивалось много чего. И импортные шмотки, носимые подчёркнуто небрежно, и непиленые диски Аббы и АС/DC, так же небрежно сваленые кучей на полу - взрослые всем этим тоже не интересовались, не оформляли этот дикий советский интеллектуализм в что-либо профессиональное. В круг этих умников и баловней судьбы втягивались и ребята попроще, но которые, например, могли сочинить стишок или сыграть на гитаре - за это им давали почитать "на два дня" Декамерон, а скучные жизнеописания двенадцати цезарей и вовсе могли затеряться у какого-нибудь бедненького лобастика. (...)
Примерно так и складывалась элита русскоязычного ЖЖ, из этих двух типов, впоследствии расслоившихся на "лейбералов" и "потреотов".

Вот сдам экзамены и перестану думать про всякую хуйню, и буду хорошо отдыхать и продуктивно работать. Всё говно, которое я тут накорябал за последние недели - результат нездорового образа жизни.
приятно поддамши

(no subject)

Сдал первый экзамен. Ем картошку с кровяной колбасой, пью вино - возвращаюсь на грешную землю. Ффух.
приятно поддамши

(no subject)

Друзья советуют бросить эту науку-шмауку, электронику-шмелектронику, менеджмен-хуенеджмент и податься в булочники или пекари. Говорят, вот там у тебя главный талант. А в досуг - голова свободная - можешь, мол пописывать свои стишочки-статеечки, всё в радость будет.
приятно поддамши

(no subject)

Судя по карте, Балалайкина читают в Монголии, Франции, Иране, Китае и Японии. Причём в Улан-Баторе так же интенсивно, как, скажем, в Лондоне. Штаты следят за этим журналом вовсю. Аляска не отстаёт от Хабаровска. Москва читает Балалайкина взахлёб. Осталась неохваченной Африка и Южная Америка.

Не ожидал, буду стараться, постараюсь ликвидировать безграмотность, попробую меньше пить.
приятно поддамши

(no subject)

В конце 20 столетия Владимир Путин, будущий президент России, в разговоре с Борисом Николаевичем Ельциным сказал, что Россия держится президентской властью и законами, на что Ельцин возразил: «Законами – нет! Президентской властью – да, и вот чем, вот чем!» - закончил фразу российский владыка, сжав свой пухлый кулак и показывая его преемнику.