September 7th, 2006

приятно поддамши

уголовная хроника

Что произошло в Кондопоге? В первую очередь, уголовное преступление, осуществлённое организованной преступной группировкой. Даже два взаимосвязанных уголовных преступления различной тяжести и масштаба (первое - рядовое, второе - дерзкое и чудовищное), осуществлённых двумя различными преступными группировками. Эта казённая фраза выражает точно суть происшедшего. Но.

Судя по сообщениям насчёт Кондопоги, в России слова "вор", "уголовник" и "бандит", по отношению к уголовной хронике являются строгими табу (в порядке убывания)

yandex:

вор + кондопога = 2 сайта (!)
уголовник + кондопога = 6 сайтов
бандит + кондопога = 9 сайтов
организованная + преступность + кондопога = 9 сайтов

(размышлять в эту сторону практически неможется)

меж тем

чеченец + кондопога = 340 сайтов
русский + кондопога = 1063 сайта

разница на два-три порядка. Статистически очень существенные данные.

"Люди работают".

В обновленной России уголовников, воров и бандитов конечно нет и быть не может. Милиция, ФСБ - огромные, могущественные организации, они давно подавили всю неофициальную преступность*. Если объявится вдруг неофициальная ОПГ, то она может существовать только на национальной почве, это и ежу должно стать понятно. Нация - это сила, которая может померяться силами с ФСБ, а гопота - нет. Где же Гарибальди, где доморощенные карбонарии?

* для тех, кто не любит гиперболы: естественная социопатия в России должна быть на уровне заметно ниже, чем в США, но может быть чуть повыше, чем в Бельгии.
приятно поддамши

Что такое комитет "За нравственное возрождение Отечества"?

Это приехала театрально постперестроечная (ура, нас вдруг выпустили!), а на самом деле нормальная советская делегация - два настоящих писателя проверенной лояльности, служитель культа, шесть недописателей и ещё два просто так гебнюка в Штаты. Пришли, само собой, в церковь - это центр эмигрантской общины. Подержали свечки, поцеловали икону Царя. Многозначительно повздыхали перед портретом Власова в пристроечке. Эмигрантская деревня только зёнки пораззявила - "правда видать, перестройка у них". Потом разговоры, конечно, за столом.. "Демократы за...ли", "порнография кругом", "всех гомосексуалистов надо расстрелять из пулемётов", "надо возрождать Отечество". Сидит красноносая братия, подымает рюмку за рюмкой, слёзы настоящие на ресницах, норовят задушевно обнять - вы же русские, как и мы, хватит горе мыкать по заграницам, поехали теперь с нами в Москву, отечество возрождать, а мы к вам будем приезжать.

Приехали они к людям известно каким - весьма зажиточным, и притом высокой культуры. Три европейских языка, пятеро детей - чудесных, два автомобиля, двухэтажный дом в хорошем пригороде Бостона, громадная библиотека на французском, английском и русском. Поднялись с нуля, притом исключительно сами. Есть чем гордиться. Но - скука пребывания где-то на задворках, не по чину, не по статусу. Дворяне на мещанских ролях. Мечты о том, что рано или поздно позовут к настоящей работе.
Читает американский русский всю советскую периодику - язык сохраняет от окостеневания, как отец велел. Мыслями - там, на службу в свою фирму ходит механически, без интереса. И вот, он, звёздный час, человек дождался. Засуетился, стал собираться.

Из Москвы тем временем поступали книжки Распутина и Солоухина, кассеты с записями хорошей русской музыки и скромные просьбы: "нужна гуманитарная помощь детям Чернобыля", "можно не возиться с тряпками, а высылать хорошие сигареты, потому что здесь их можно продать и купить бездомным детям лекарство", "шлите денег побольше". Эмигранты собрали один транспортный самолёт, другой. Организовали сбор средств в пользу голодающих детей. Потом поспели визы в Россию.
Собрались в 94 году. Несколько эмигрантских романтиков, несколько романтиков советских, и десять гебнюков - на всех ключевых ролях. Ковыряют в зубах ножичком. - Что, приехали буржуи, учить русских советских заново - организовывать дело, управлять заводом, писать книги, просто вежливо разговаривать, аккуратно ходить в церковь? НЕ НАДО. САМИ УМЕЕМ.

А вам вот что: работать нашим бульдозером.
Вместо того, которым размели выставку художников на заре перестройки. Струмент нам теперь нужен половчее.

Вот вам программка: с девяти до двенадцати - пишем брошюрки о вреде презервативов. С часу до пяти спорт на свежем воздухе: гоняем пидорасов. После пяти - в баню все вместе, будет пиво, хорошие русские люди: ты, я, сын протоиерея, внук секретаря святого Григория Распутина, внучка великого советского писателя. А не хотите работать, дым отечества вам не по ноздре - валите назад в свой Бостон, не держим.

"примерно так".
приятно поддамши

об арифметике и кондитерском деле

Первая национальная задача обыкновенно абсолютно проста, из учебника первого класса по арифметике. Это операция вычитания, и её решают все нации.

Нация американская. Бостонское чаепитие. Вычитание бурных американцев из флегматической Британской империи. Сразу начинают изобретаться кондитерские изделия: Boston cream pie, Boston Cheese Cake. И главный герой вспоминается со вкусом, вот торт "Джордж Вашингтон". Юные нации любят сладкое, как школьники.

Нация итальянская. Вычитание итальянской нации из рыхлых европейских империй - Австрии и Франции, и заодно надо вычесть Папу из папских территорий. Чёткие задачи, рельефно обрисованные герои, образцовые революционеры и либералы - Гарибальди, Маццини. Нации тут чрезвычайно различные, путаницы никакой - итальянцы от австрийцев отличаются грубо и резко. Пути тоже предопределён - агитация, пропаганда, заговор, победоносные военные кампании, смерть бурбонам, и главный приз - имя героя получает бессмертие во вкусном печенье, которым по легенде Гарибальди кормил своих солдат.

Или вот нация украинская. Задача ещё проще - чистое вычитание из Российской Империи. Пути и герои тоже похожие, хотя и куда менее выпуклые - слишком уж похожи русские на украинцев, отличия тонкие, снаружи едва заметные, косметические. Настоящей драки не выходит, а выходит скучная рутина, без заметной победы великого духа над косной материей. Много говорильни и бухгалтерии, а печенье "Скоропадский", "Петлюра", и тем более "Кучма" не появляется. Народу вкуснее не стало, но можно утешиться прежним тортом "Киевский", которым теперь не надо делиться с родственниками.

С русской нацией ещё проще. От какой империи отделяться России? Ответ лежит на поверхности - от Советского Союза. Естественно строить нацию на вычитании всего русского из всего советского и эмигрантского, и заодно надо помочь нациям-попутчикам вычесть себя из СССР как можно скорее, завершив всю арифметику в пять лет. После такого, абсолютно беспроигрышного, вычитания можно собрать русскую нацию на парад от Балтики до Тихого Океана и выдать всем участникам ордена, и выдумать новое кондитерское изделие. Потом придётся решать другие национальные задачи, время не ждёт.
Но пластинку с маршем Мендельсона начинает заедать, из-за портьеры высовывается худая лапка и останавливает проигрыватель. Затем выбегает сам молодой человек в очках, и со сдавленным криком "не надо!" выбегает в коридор. Потом показываются из тени жирная харя со складками на затылке и гугнит с обидой:

- Шо такое? Совсем оборзели. Мы вам разрешили, а вы значит вот так? А ну слушай мою команду: на пра - во! Будем делать национализм положительный. Вместо вычитания устроим сложение; непременно добавив всех наших. А наши люди ведь они везде - и в Чечне, и в Москве, и в Тбилиси, и в Киеве. Так шо никакой независимой Украины нету, это они там поторопились нахохлиться, мы примем меры.
Хотите всё-таки вычитать? Лады, упражняйтесь, архимеды хреновы. Шоб всех ненаших и вычли. Тех, кто не с нами, стало быть и против нас. Так и скажем, ненаши это. Не нравится слово ненаши? Да как хошь назови. Нелюди, нерусь, нежить и нефиг. Работайте. А сладкого я не ем. У меня это, диабет.