July 21st, 2007

приятно поддамши

(no subject)

Читаю воспоминания Бунина.
В каждой строчке безвкусица и дурная претензия. От встречи в горах с кретином, то визита пьяным в родной Воронеж ("Воронеж мне совсем неизвестен"), потом эти поучения в адрес Чехова, кое-в чем даже дельные, но высказанные с идиотским пафосом, потом однообразная ругань в адрес советских литераторов, запоздалые кляузы в адрес Бальмонта и.т.д. Неужели он себя со стороны не видит, этот нобелевский лауреат.Боже мой, какой несусветный болван.
приятно поддамши

(no subject)

Меж тем до революции Бунина практически не замечали. Так, чепуховина. Выросшая в нечто несуразно большое в эмиграции. Как невероятно большой подсолнух. Гордость нижегородской ярмарки. И - норовит - встать не то что вровень, а выше Чехова. Чем эмиграция особенно и плоха для литературы. Искажениями перспективы.
Трудно поверить, что вся это автобиография издана в 1950 году. Во время своеобразного расцвета сталинизма, перед предполагаемым началом третьей мировой. Кажется - 1930, написано белокурой секретаршей некоего литературного кружка.


Collapse )
приятно поддамши

(no subject)

И ведь никто небось не ездит к Солженицыну нынче, как бывало, к Толстому. Пренебрегают, ненарочно, но обидно. А он небось, хочет и ждет.