August 22nd, 2011

приятно поддамши

(no subject)

Дочь балерины Большого театра погибла, спасая мать. Девочка пыталась спасти любимую маму во время ссоры с отчимом. Брошенный им нож попал малышке прямо в горло.
http://www.lifenews.ru/news/67279
- Утром он выпил бутылку водки. Когда выпивает, он становится агрессивным. «Ты пошла налево, направо…», - рассказывает экс-балерина.</p>
От первого мужа Наталья ушла, полюбив творческого деятеля Сергея Глаголина-Гурьева, который вырос в семье актрисы и легко завоевал сердце девушки. Во время очередного всплеска агрессии Сергей схватил нож со стола и замахнулся им на жену. Решив не ограничиваться простыми угрозами, Сергей размахнулся и, не помня себя от ярости, метнул нож в женщину.

- Он кинул в меня нож. А дочка, как всегда, заступилась и встала в этот момент между нами. Он попал ей в горло, - рыдая, говорит женщина.



Вообще говоря, история с Глагольевым-Гурьевым характерна вот ещё с какой точки зрения.

Сейчас товарищи, изо всех сил защищающие этого красавца, особенно напирают на то, что убитая девочка оказалась не в том месте не в то время. Причём известно, что девочку отчим не трогал, ни в каких смыслах. Хотя «казалось бы» )(.

Проблема как раз с «определением».

Тут мне придётся написать кое-что на достаточно мутную тему. То есть она понятна тем, кто много общался с творческими деятелями. Или немного, но в ярких ситуациях. Например, с бесогоном Никитой Михалковым, который бил паренька ногой в голову, но - случайно - не убил. Но большинство не очень в курсе, а зря.

Гиперагрессивность так называемых «творческих деятелей», «деятелей искусства», их патологическая «ранимость», обидчивость и склонность к алкоголю, помимо государственного и культурного поощрения и разгуливания («бей, Никитка, тебе ничего не будет»), имеет ещё один подспудный источник и составную часть, не особо афишируемую. Дело в том, что артистам ан масс свойственно ощущение своей человеческой и мужской несостоятельности. Я не про сексуальность в биологическом смысле (это тема совершенно отдельная), а про СПОСОБНОСТЬ НРАВИТЬСЯ. Творческие деятели не ощущают себя симпатичными людьми, способными вызвать у женщины, особенно балерины Большого Театра, естественный женский интерес [1]. Наоборот, они убеждены, что могут добиться от балерины желаемого только «завоевав её сердце». То есть либо насилием и шантажом (вплоть до угроз типа «или тебя ебу, или дочку твою прирежу», буквально вот так), либо подкупом и ложью («гуляй со мной, тебя в кино снимать будут», «у меня денег куры не клюют», «у меня такие друзья - все могут») . Некоторые способны делать дорогие подарки и лить танцовщицам в уши сахарный сироп на бардовский манер под гитарку («милая моя солнышко лесное»), но это, можно считать, уже продвинутые. Обычно же – как сказано выше. Причём, что особенно мерзко, они не гнушаются и коллективным давлением – например, в каком-нибудь провинциальном балете они добывают себе подруг, толпой штурмуя девичьи гримерные. Пьяные и укуреные. Групповой секс под Пинк Флойд и крепленое красное, гомосексуализм, гонорея и лобковые вши спокон веку были главными «творческими» достижениями этих «деятелей». «А как ещё-то». «Чай не президент, чай не олигарх»


При этом московские танцовщицы, добровольно льнущие к актерам и певцам как к «интеллигентным людям», по этой же причине воспринимаются творческими натурами как дуры и дешёвки. Что ведёт к соответствующему отношению – о чём, впрочем, уже было говорено и писано достаточно.

Казалось бы, это личные половые проблемы деятелей искусств. Увы, в силу уже упоминавшееся разгулянности и безнаказанности это не их, а наши проблемы. Потому что пьяный «артист» с балериной автоматически превращается в обезьяну с гранатой. То есть он всё время зыркает по сторонам и ждёт, что вот сейчас к его девушке подойдёт какой-нибудь лысый качок, как-то по-особенному улыбнётся, блеснет фиксой и её УВЕДЁТ. Если, конечно, качку сразу же не расколотить рожу, желательно ногами. Или молотком. Или пырнуть ножом. Ну или хотя бы запугать или оскорбить, опустить его в глазах всё той же девушки, чтоб она ощутила, какой он мощный звэр. Потом они, испереживавшись за свою мужскую гордость, напиваются до блевотины, и у них не стоит.

Отсюда и завод «сполоборота», и прочий неадекват. Свойственый, оказывается, не только обычным клоунам, но и сынкам актрис.



[1] Насколько мне известно, этот комплекс свойственен именно актерам и актерским выблядкам, вроде Холмогорова, от которого ушла уже третья или четвертая по счету жена и который однажды, подмяв под себя, жестоко избил юзера Геринга, накачаного лысого московского летчика на пенсии http://goering.livejournal.com/, а в другой раз избил и пытался зарезать битым стаканом юного политического деятеля Яшина, который даже не лысый и совсем не качок, а наоборот, по комплекции и развитости грудной клетки скорее похож на вот эту убитую девочку одиннадцати лет, причем ощущая полное моральное превосходство и будучи уверенным в своей безнаказанности - см. хотя бы здесь
http://holmogor.livejournal.com/4477557.html

Дети фокусников и акробатов (а также почему-то конферансье), наоборот, свято убеждены в собственной мужской неотразимости. Что, впрочем, приводит к другой проблеме – они просто не понимают, как им вообще можно отказать, и вот тут у них сносит тормоза.


Collapse )

P.S.

Фото актерского зверька. Вглядитесь только.