July 11th, 2013

приятно поддамши

(no subject)

Прочитал у кого-то из френдов френдов (как обычно, отлынивая от работы изо всех сил) о проблемах с устройством ребенка в Русскую школу заграницей - какие там тупые учителя, например, как это вообще логистически сложно. А зачем - спрашивают? "А не хочу, чтобы ребенок забыл русский язык".

Вот этого решительно не понимаю. Русский язык на сегодня - ценность сугубо отрицательная. Я тоже готов признаться, что мне удобно в русском языке, я с ним сжился. Но это признание, если посмотреть со стороны, сродни признанию бомжа, что ему удобно рыться по урнам, жить под мостом и там же справлять нужду.

Все худшее, самое бросовое и лживое - политика, телевидение, радиовещание и литература, наука (чаще псевдо-), религия, - на сегодня производится массово на русском языке. Безусловно, в этом потоке экскрементов можно отыскать перлы, но и вышеупомянутый бомж в урнах иногда находит что-то полезное и почти новое, например зонтик или недопитую бутылку.
Только бомжу за такой образ жизни не стыдно, а мне стыдно, не знаю, как вам.

Русский язык можно изучать, так же осторожно и отстраненно, как изучают жизнь животных или насекомых. Желательно перед этим занятием усвоив приличный культурный багаж и обжившись в двух-трех мировых языках.
приятно поддамши

(no subject)

Мне пишут здесь, что во-первых, чего бы это я такую ненависть к русскому языку испытываю, а во-вторых, что русский язык - это язык Есенина и Достоевского.

Отвечаю, что первое - это ошибочное впечатление, никакой ненависти к языку я не испытываю, и испытывать не могу. Язык - это среда обитания мысли и культуры, русский - это моя привычная среда, и её, как и природу с травушкой-муравушкой и лесочком с грибочками под горькую настоечку, я нежно люблю. Вместе с тем я не могу не заметить, что эта среда непоправимо и думаю необратимо загажена, - то, что творится внутри русского языка, на нем и под соусом русской мысли, напоминает не лесочки-грибочки, а свалку радиоактивных отходов внутри официального скотомогильника под скалистым обрывом, с монастырским сортиром наверху.

Ненавидите ли вы рвоту, кровавый понос и вылезшие из орбит от мучительного кашля глаза? Думаю, если вы разумный человек, то нет. Это интересно наблюдать со стороны. Но для себя лично стараетесь избежать. Думаю, и детей постараетесь держать подальше. Российские высшие чиновники во всяком случае выглядят вполне разумными тварями, в этом смысле.

Во-вторых, о Пушкине.

Да, русский язык поэтичен, вообще литературен постольку, поскольку сделан поэтами для своего внутрицехового употребления. Он прекрасен для передачи тонких оттенков настроения. Я вот вам сейчас передам.
Когда говорят о русском - языке Пушкина, имеют в виду обыкновенно наслаждение от чтения избранных мест Войны и Мира и изысканном удовольствии, возникающем при ярком осознании внутренного мира Платона Каратаева.

Я вам скажу теперь - а дальше-то что?

Ну насладились вы, детей насладили.

А как жить дальше-то?

Значительная часть ограниченного времени вашей жизни ушла на изучение этих тонкостей и наслаждение нетленным страсбургским пирогом ископаемой литературы, аккуратно извлеченным из текущей помойки современного русского языка. Вы отерли жестянку рукавом. Вы открыли. Понюхали. Убедились, что пирог по-прежнему не знает тлена. Вы чувствуете себя уникумом-гастрономом.
Что дальше делать-то?

Бегать с этим ощущением особенного удовольствия, предлагать отведать Каратаева другим людям?

На вас посмотрят, как на бомжа, который выкопал из свалки банку с затертой этикеткой и странным запахом, и тычет ею под нос прохожим.
Как минимум, это чудачество. Как максимум - житейская глупость.

Еще ужаснее, если вам самому захочется что-то нетленное написать на русском же языке. Если вы математик-физик, такое не придет вам в голову, но вдруг вы поэт, вкусивший русской сладости, и муза принуждает?

Хорошо. Сделаете вы отличный пирог. Или скверный. Отнесете на помойку. И закопаете там. Авось, найдут и оценят. Археологи. Или бомжи. Или не найдут.

Додумывайте свои же мысли. Вам же полезнее.
приятно поддамши

(no subject)

Уважаемые френды, а также френды френдов и возможно, даже френды френдов френдов продолжают задавать вопросы, - мол, а как же так, ребенку же нужно передать язык одного из родителей. Или даже двух родителей, не только выживших, но и сумевших размножиться в непростой эмигрантской обстановке.

Хорошо. Этим продолжим и завершим тему жизни с русским языком ... ммм...

...вспоминается по ассоциации ерофеевская Жизнь с Идиотом...
Друзья поздравили меня с идиотом. Это, сказали они, НИЧЕГО. Обнимали, тискали, целовали в щеки. Я растерянно улыбался, голова кружилась, мелькали руки, улыбки; я целовал друзей в щеки, обнимал их и тискал. Клубились пары дружбы. ...


Отвлекся, простите, о чем это бишь я? А, об этих самых, о детях. О наших отпрысках. О продолжении уникального генотипа, отражающегося на ярко выраженном славянском фенотипе, находящемся в свою очередь в явном противоречии с вызовом из Израиля. О семейной среде, в которой как грибы в сыром подвале растут выдающиеся русские актеры, писатели и уголовники. О преемственности в общем, поколений.

(я написал было много, а потом стер)

Вы на себя посмотрите в зеркало. Пристально.
Оно вам надо? Преемственность эта, которую вы тщитесь поддержать?

Выбросьте эту дурь из головы и постарайтесь занять ваше никчемное время глубоким изучением того языка, на котором говорят сверстники ваших детей. Тогда, скорее всего, они вас не возненавидят.

Никакого подобия вашим предкам в ваших детях не будет. Но у вас есть шанс стать основателями новых династий, фигурами туманными и загадочными, может быть даже героическими. Это ваш шанс, используйте.

Всего доброго, до понедельника.