April 22nd, 2014

приятно поддамши

(no subject)

Как я уже отмечал, диалог между левым и правым полушарием головного мозга можно искусственно прервать, например, заставляя человека непрерывно слушать чужие бредни. Такую операцию лоботомии ежедневно проделывает российское телевидение, уважаемое. (Вторая составляющая этого процесса - необходимость повторять эти бредни для того, чтобы быть своим среди своих и не иметь типичных проблем чужака в агрессивной среде).

Интересно то, что если лоботомировать человека потоком ахинеи ежедневно, то человек незаметно для себя становится натурально, бикамеральным, то есть с точки зрения современного европейца - шизофреником, а с точки зрения теории бикамерализма - древним "традиционным" типом людей. С точки зрения теории бикамерализма, все древние люди были шизофрениками, у них не было внутреннего диалога.

Они не принимали важные и ответственные решения сознательно, в результате процесса рассматривания и взвешивания за и против. Они слышали голоса. Голоса принадлежали Богам.
Когда спрашивают, - куда делись древние Боги, правильным ответом будет - люди вылечились от древних богов. Болезнь богов постепенно прошла, как проходит диатез у детей.
Процесс был постепенным и неровным. Сначала от сонма богов остался один Всевышний, потом этот Бог слился с Я. Что получилось? Получился современный европеец. Когда современный европеец ходит в Церковь, он на самом деле ходит пообщаться с самим собой и получить подкрепление Я среди таких же, как Я, но других.

А когда-то было совсем не так.

Во времена Гомера, например, было очень сильно не так. Люди ежедневно общались с Голосами. Язон шел на поле Ареса сеять зубы дракона, натершись волшебной мазью Медеи не потому, что он был очень странным и особенным человеком, наоборот, он был как все древние люди.

Голоса говорили древним людям, например, что украинцы уничтожают русских путем геноцида. Если бикамеральный человек интересовался, - а кто мол говорит, - голос отвечал, в духе, Я - это Бог Россия, высшая ценность и средоточие добродетелей. Надо слушаться, выхода нет. Бог Россия является высшим, а голос России - не подлежащим обсуждению. Все прочие голоса делятся на дружеские и вражеские по несложным, но запутанным критериям.

То есть голоса, которые слышит Ирина "костюм Путина" Берсегет или лично сам господарищ Путин, они не особенные, они всеобщие, как дары Гефеста у Язона, а Россия - это нация древних людей или шизофреников, кому как угодно эту ситуацию обозначить. Обсуждение "Голосов России" невозможно в принципе, потому что обсуждение - это мыслительный акт, а глубокий шизофреник не мыслит, а слушает голоса и поступает так, как они велят, выбирая лишь - какой из голосов дружеский, а какой вражеский, какой слушать, а какой нет. Язон не был дееспособной личностью с современной точки зрения, он принадлежал Голосам, а Голоса - древним богам.

....



Полагаю, что русских надо лечить.

Впрочем, я об этом уже говорил, и не раз. Но в те времена русских еще можно было лечить амбулаторно, а теперь необходим стационар со смирительными рубашками.

Проблема в том, что из тихих и смешных шизофреников русские делаются все более агрессивными. Шизофрения прогрессирует, будучи нелеченой, а наоборот, - шизофреники общаются между собой, ретранслируя Голоса Богов в своей голове.


...

Кстати, шизофрения древних людей хорошо объясняет некоторые странности в истории Египта, например ... а расцвет Рима - как захват власти (пока еще относительно немногими) здравомыслящими ... а наступление средних веков - как временную победу шизофреников.
Интересно также отметить личность Христа. Он был в свое время в своем месте единственным здравомыслящим среди самых опасных психопатов (не здоровым нужен врач, а больным); например Он советует - Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему... - великолепный же совет для приучения человека ко внутреннему диалогу!....
Но современному человеку уединиться очень и очень тяжело.
приятно поддамши

(no subject)

Под утро приснился весьма удивительный сон, ничего похожего я не видал. Возможно дело в избытке физического труда в пасхальные каникулы или в химической формуле граппогона, не знаю.

Можно сказать, я попал. В альтернативную историю России. Никогда не читал книжек про попаданцев, но знаю, что такие очень популярны в нынешней российской помойке с агрессивными шизофрениками.

Значит, дело происходит где-то между 1925м и 1937 годом в России (я конечно приблизительно реконструирую, сон же). Место действия - Петроград, который так и остался столицей. Я - студент политехнического института. Политически активный. Убежденный коммунист самого растроцкистского толка (сон же).

А на дворе стоит русская фашистская весна. То есть Россия пошла по альтернативному сценарию, в котором большевиков с красной армией уконтрапупили, а кадеты с белой армией победили. После нескольких лет установилась текущая форма правления, которая крайне реакционна политически, но крайне прогрессивна экономически. Поэтому я например студент - политехник, и желаю одновременно летать на ракетах (это как бы соответствует генеральной линии) и всемирного братства трудящихся (а это очень даже вопреки).

Но меня преследуют. Причем, не открыто, а говорят, - мол ты помечен и у тебя есть персональный убийца, который имеет право тебя теперь застрелить посреди бела дня, и ему будет только поощрение от правительства, а ты будешь труп. Причем убийца - доброволец из студентов, мой знакомый. Какой-то неприятный и малозаметный паренек.

Вот, значит, во сне я перебираю свои вещи в комнате общежития (довольно скудное и захламленнное место, практически и есть советское студенческое общежитие для иногородних, с почти неотличимой организацией быта, чуть менее казенное, чуть более сумбурное, но называется иначе как-то... не помню... что-то вроде ночлежного дома для студентов... ) и отбираю, что самое необходимое и кладу в мешок. Товарищи вдруг начинают шепотом подсказывать - мол, твой убийца показался в конце коридора, беги. Я бегу и наталкиваюсь на этого гада прямо лицом к лицу. Но он не стреляет, а берет меня в плен, при помощи двоих дюжих полицейских. Волокут в участок, - я все еще не понимаю, зачем и куда, ведь по правилам меня можно застрелить на месте и все, поэтому слаб от ужаса и волочусь между полицейскими как куль с отрубями, - впихивают в арестантскую команту, довольно вежливо, без тумаков.

В комнате стоит громадный, далеко за 2 метра, человек атлетического сложения и цветущего здоровья, - что называется косая сажень в плечах, румянец на всю щеку, и притом очень добродушно и снисходительно настроенный, как это бывает у огромных людей по отношению к людям обыкновенного размера. Оказывается, это начальник городской полиции. Как его там? Префект, да?
Он быстро объясняет мне, что вся эта игра в убийства коммунистов помимо суда и следствия - это лишь миф для легковерных, то есть кого-то там для примера застрелят, но не всех же! И вас не будем! Что вы!

- А на самом деле комуняк вроде меня будут ссылать на поселения, года на четыре (но можно освободиться и за два, если хорошо работать). Поселения где-то в Сибири, будешь строить там какие-то заводы будущего ... Какой-то там Томск.

Так что я расслабляюсь, - просто поеду на родину, ничего страшного. Радуюсь жизни, оказавшейся в фантастическом сне совершенно привычной.

Тут появляется моя мама с разными пирогами и шапочками, собранными арестанту в дальний путь. Но это неинтересно, мама есть мама.

Интереснее оказывается история этого гигантского префекта.
В России, сбросившей чахоточное ярмо жидовского большевизма, чрезвычайно развился культ физической красоты и силы; высшие посты стали занимать люди особенно здоровенные.
Наш префект - ученик и любимец самого Поддубного. Он с гордостью демонстрирует фотографическую карточку. Действительно, он и Поддубный.

- Мы, - говорит, - с Иваном Максимовичем однажды гири подымали на спор. Он поднял столько - то, а я на раз больше и на килограмм тяжелее.

Тут во сне я поразился в очередной раз, насколько нелепо устроена Россия, даже в её альтернативных вариантах, и проснулся в недоумении.