September 20th, 2015

приятно поддамши

(no subject)

Ну и последний штрих к наброскам брачной реформы - попытка разобраться в сути нынешних брачных проблем.

0 http://balalajkin.livejournal.com/993729.html
1 http://balalajkin.livejournal.com/994658.html
2 http://balalajkin.livejournal.com/993920.html

3. http://balalajkin.livejournal.com/994993.html




Суть и смысл происходящего я полагаю, следует искать в глубокой древности, - в распаде Римской империи и в нездоровом симбиозе государства и церкви, который сложился на её руинах.

Почему нынешние европейские государства одно за другим ставят на повестку дня вопрос об уравнении гомосексуальных союзов с гомосексуальным браком? А все благодаря церкви, которая переняла функцию регистрации брачных союзов у римского государства и его религиозных культов. Когда христианский Папа стал Верховным Понтификом, он принял на себя обязанность быть патроном всех христиан, и как таковой был обязан соединять и освящать семейные узы, а также - что немаловажно - как patronus - присматривать за приращением населения в общей христианской семье.
Церковь однако не приняла вполне ту социальную модель, которая бытовала в Риме, то есть Европе дохристианской. Если римское право и нравы в обществе отражали цветущее разнообразие предельно модернизированного, мобильного и разветвленного социума, то церковная мораль и церковное право основывалась на modus vivendi узкой группы ближневосточных еврейских сектантов.

После официального и вынужденного обращения в христианство всех и вся в Европе, церкви пришлось изобретать компромиссы между тем и другим. Вполне живучая компромиссная модель сложилась к 10 веку.

- римский брак остался практически таким, как и был, с патроном и матроной, все дети рожденные в этом браке считались законными наследниками, крестились в Церкви, но наследование решалось в рамках семьи. За исключением несчастных случаев Церковь не вмешивалась в семейные дела.

- конкубинат однако сильно изменился. Простым прихожанам, не имевшим ни церковных чинов, ни аристократических титулов, конкубинат фактически перестал дозволяться; то есть официальной регистрации таких отношений не было и на сожительство без церковной регистрации смотрели очень косо. Однако же любой монах мог содержать конкубин, а монашки могли иметь конкубинов на условии, что имущество таких пар принадлежало Церкви, а дети рожденные в таких союзах, вливались в дружную монастырскую семью. Конкубинат остается и среди аристократии, которая может содержать конкубин и конкубинов на свои деньги и позволяет себе поплевывать свысока на церковные нравы
Незаконные дети, то есть дети, рожденные вне церковного брака, отправлялись опять же в монастыри

- монахи баловались и гомосексуальными союзами, и даже неофициально пытались их оформлять в импровизированных обрядах

- вся сфера развлечений и сексуальных услуг, как то проститутки, гетеры, танцовщицы, актеры и проч. почти исчезли, поскольку почти исчезли в обращении свободные деньги, напомним, - между монастырями и светскими властями главным образом шел натуральный обмен товарами. Тот слой общества, который ранее поставлял увеселения и полагался низким, опять же влился в монастыри и периферийную жизнь вокруг монастырей

После кризиса 11-13 веков все опять меняется; Церковь вначале скудеет, потом изыскивает коммерческие пути развития; у неё появляется все более жесткая корпоративная мораль.

- брак остается практически все тем же, однако Церковь начинает все туже закручивать гайки и следить за приходом-расходом и в смысле денежном и в смысле народонаселения; поскольку церковная десятина никуда еще не девается, а деньги появляются в обращении, семья становится предметом коммерческого церковного интереса
- конкубинат выкорчевывается из монастырей как экономически нежизнеспособный, вместе с тем монастыри умножаются. Монахи поголовно переходят на педерастию и рукоблудие; гомосексуализм становится частью церковной жизни и предметом непрерывной (кампании по осуждению и искоренению) и малоудачной борьбы. Небольшая часть церковной верхушки еще содержит конкубин, но все реже и реже.
- конкубинат получает второе дыхание у все богатеющей аристократии и воспевается в светской литературе того времени как образчик возвышенной любви; поиск возлюбленной на вечные времена становится самым увлекательным занятием. В результате у аристократа того времени - череда жен-конкубин, которые то умирают, то отправляются в монастыри, плюс множество любовниц, женщины аристократического круга не отстают. Появляются знаменитые придворные куртизанки.
Светская литература то и дело издевается на церковниками, погрязшими в противоестественных грехах
- опять появляются проститутки, актеры и проч. Церковь то проклинает их, то пытается осуществлять патронаж, но безуспешно, - развлечения, в том числе и сексуальные, вновь становятся светскими и практически общедоступными, хотя проститутки вначале заметно дорожают в сравнении с временами дохристианскими.

(потом продолжу).

проклятые микробы, жар 38.5, спать невозможно