November 24th, 2017

приятно поддамши

(no subject)

What is the most horrible immoral act that the modern US woman may commit? To vote for Trump perhaps.
Сan't think of anything other equally immoral.
Какой самый ужасный аморальный поступок, который может совершить современная американская женщина? Видимо, проголосовать за Трампа.



За эту шутку я был вчера забанен в ФСБ - группе The Kitsch Meow, посвященную китчу вообще. Шутка была уместной, потому что китчевая картинка содержала надпись о некоем загадочном, но ужасно аморальном поступке, совершенном некоей амерканской женщиной. Ну пошутил и пошел себе. Но мне посоветовали заткнуться нахуй, в ответ я посоветовал заткнуться нахуй тому, кто это посоветовал, потом ветку с шуткой потерли и бан.

Как бы иллюстрирует все еще текущий накал страстей в публичной мировой политике и вообще. Опасайтесь выходить на смрадные болота интернета в тот час, когда силы зла беспредельно властвуют.
приятно поддамши

(no subject)

Русский человек - не богоносец, а наоборот, богоездец. Подразумевается, что Бог должен носить русского человека по жизни, как младенчика. А еще лучше - за пазухой. У Христа за пазухой - это то самое место, где русскому человеку вольготно. А Бога носить? Это фантазия, которая развивается у ездока, ленивого и привыкшего выезжать на Боге - удаче.

Достоевский, безусловно, был таким ездоком, и оставался им очень долго. Если бы не не один случай. Очередной раз проигравшись в пух и прах, выпавший из-за пазухи у Христа младенчик Достоевский побежал в храм - отмаливать грехи, мол, возьми меня, боженька. опять к себе за пазуху, пригрей, покатай.

Но дело было ночью, и заплутав в полузнакомом немецком городе, Достоевский прибежал не в муттер-кирху, а в синагогу.

Оставшись наедине с безжалостным Богом-отцом-законом, без посредника, без защитника, братика родненького Иисусика, Достоевский испытал ужасное потрясение человека, которому к сорока годам пришлось таки повзрослеть.

Так Достоевский перестал кататься на Боге, начал прилично пописывать и перестал играть на деньги. Хорошего настроения этого ему не добавило (то и дело жаловался - мол, приходится литературным! трудом! зарабатывать! на жизнь!!! а не праздно пописывать на досуге, смаковать текст), но зато добавило кое-что в литературу. Конечно, богоносцем он от этого не сделался, но кое-что полезное нам принес, и на том спасибо.