March 31st, 2020

приятно поддамши

(no subject)

Манкуртизация и деманкуртизация народных масс.


Чуть было срач не вышел, как в добрые старые времена ЖЖ. Нацики, они же потреоты против рукопожатых лейбералов, при участии дмитрийевгеньичей. Но нынче на дворе не столько постмодерн, сколько постирония (Ах, пост-ирония, как замечательно ты звучишь в Сраной. Прорубоно в Гороно. Общессрание. Постирония!)

mih_s_m живо напомнил мне выдумку Айтматова про манкуртов. В этой выдумке есть много этой самой, постиронии.

Еще при царе-батюшке была введена такая милая практика, как служба солдата подальше от дома. Офицерский состав однако часто служил и поближе к своим, а вот солдат был отправляем за тридевять земель, - чтобы в обстановке перманентных колониальных войн, производимых по стечению исторических обстоятельств внутри единой территории, ему случайно не пришлось стрелять по своему роду-племени. Рука чтобы значит не дрожала. Нормальная такая практика. Британцы так сипаев пользовали, французы алжирцев, то натравливая племена против племен и касты против каст, то договариваясь о мире за чужой счет.

Советский Союз был славен тем, что сумел сохранить архаичную Империю, то есть древние структуры управления на целую историческую эпоху после того, как все прочие империи более-менее благополучно разделились на национальные государства. Для самой насущной задачи тиранической власти - именно, вздорного и беззаконного применения насилия, требуется такая организация всех институтов и органов насилия, когда эти институты не могут обернуться против священной администрации. И в СССР, как в подлинной тоталитарии, органами насилия стали не только регулярные войска и полиция, но и органы печати, кино и даже цирк. Действительно, невозможно же без насилия над человеком читать газеты Труд и Правда. Обязательно надо заставить. Принудительная подписка; в каждом сортире на гвоздике. Поэтому в органах печати также служили, ну скажем, сипаи. Особые люди, которые без отвращения не могли смотреть на тех дураков, которым им полагалось бить палкой пропаганды по головам.

К сожалению, даже в самой партии находились люди, которые верили собственной пропаганде. Поэтому аппарат СССР резко разделялся на людей глупых - людей КПСС и людей умных - людей КГБ.

К счастью, меня посетил представитель первых, а не вторых.
приятно поддамши

(no subject)

Кстати, неплохо




https://youtu.be/asQ8KFrZY84


несмотря на некоторый сбой в начале, - начинать историю тоталитаризма с Гитлера может только записной левак.

Но ближе к середке тетя разговорилась вполне.

Все больше видать и слыхать вот таких перебежчиков.

Не иначе как скоро война.
приятно поддамши

(no subject)

Какой кстати локдаун, когда в державах первого мира треть активного населения торчит на амфетаминах? Это что, к дилеру не выйти, дилеру не прийти? Это, товарищи, блеф.

Еще и пивные позакрывали.

Винные лавки держат открытыми, но это вчерашний же день. И пить в одиночку это уж совсем не комильфо. Это только развращенная аристократия пьёт свой виски в своем личном рабочем кабинете.
приятно поддамши

(no subject)

Почитал немножко из материалов по советской литературной жизни, биографию мерзкого по-всякому непоэта и функционера СП Николая Грибачева, истории с "письмом 42х" и странными путями вышел на избранные сочинения Нусинова Исаака Марковича, человека трагической судьбы.
http://az.lib.ru/n/nusinow_i_m/

На них и сломался, мерзко хихикал, читая справочные характеристики чуждого советской культуре Булгакова Михаила Афанасьевича

Задача автора -- моральная реабилитация прошлого в драме -- подчеркивается одновременно написанной им советской комедией "Зойкина квартира". Драма -- последние "Дни Турбиных", трагически погибающих под звуки "вечного Фауста". Комедия -- притон, где ответственные советские люди проводят свои пьяные ночи.
Б. не сумел ни оценить гибели старого, ни понять строительства нового. Его частые идейные переоценки не стали поэтому источником большого художественного творчества. Роман "Белая гвардия" в значительной своей части беллетристическая публицистика талантливого журналиста. Собственно художественные страницы романа написаны в манере старых дворянских романов, что выдает эпигонство Б. Изображение советской действительности дано приемами юмористического рассказа, и это не скорбный юмор скорби "униженных и оскорбленных", а юмор довольно дешевого газетчика.
Последняя драма Б. "Бег", живописующая эмиграцию, продолжает тенденции "Дней Турбиных". Весь творческий путь Б. -- путь классово-враждебного советской действительности человека. Б. -- типичный выразитель тенденций "внутренней эмиграции".
----
и далеко нечуждого вплоть до известных съездов и постановлений Аш Шолома.
----
Судьбу еврейских эмигрантов он продолжает раскрывать в своих последних романах: "Мать" и "Возвращение Хаима Ледерера", проникнутых этицизмом "Городка". Публикуя свои романы в американской буржуазной еврейской прессе, для к-рой сенсационность и интрига являются основными качествами художественного произведения, А. разрешил в известной степени задачу создания художественного произведения с интригующим сюжетом, заставляющим читателя с напряженным интересом следить за его развитием ("На электрическом стуле", русск. перев., изд. "Круг" и др.). Значительный вклад в еврейскую лит-ру -- его переводы из Библии, "кн. Бытия", "Руфи".
Художник-идеолог националистического мещанства, А. долго относился враждебно к Октябрьской революции, видя в ее последовательном материализме опасного врага милых его сердцу националистических и клерикальных устоев еврейского мещанства, а в ее экономической политике -- угрозу материальному благополучию торговых элементов. Забота советской власти о лаборизации еврейских масс, о переводе их на землю, заставила А. изменить свое отношение к СССР. Это националистическое сменовеховство он и демонстрировал своим приездом в СССР летом 1928.

На статье о Гершензоне перешел на утробный хохот.

Там вообще по-бахатому. Давал просраться кому надо Нусинов. Жалко, его книжки о Пушкине, вызвавшей последующий скандал в СП, не нашел.

Из здорового утробного смеха созрела идея статьи "Сипаи и гуркхи советской империи."

Как-ниудь потом, если время будет.