May 15th, 2020

приятно поддамши

(no subject)

Хорошая книжка в гугле раздается, забесплатно. Древние итальянские сказки о царях и рыцарях. Из собрания самого Вилфредо Парето.


Жалко я по-итальянски почти никак.

Там авторская (Andrea da Barberino) версия сказки о Бове - королевиче и монстре с человеческой душой и собачьим телом - Полкане.

Pulicane интерпретируется в средневековой мифологии как человеческий первоэлемент, вброшенный в собачье тело, и оттого имеющий животные страсти.

В сицилийском театре марионеток Полкан изображался собакоголовым и собаконогим (спортсмен-спринтер) африканцем.

На иллюстрации - поверженного было Бову спасает прекрасная Друзиана, отвлекая внимание ужасного негра на свои прелести.




https://books.google.com.au/books?id=_BgVAAAAQAAJ&dq=Drusiana+Buovo+Pulicane&source=gbs_navlinks_s
приятно поддамши

(no subject)

В принципе, самоизоляция в режиме COVID-19 это доведенная до предела идея "компаунда", отработанная в Южной Африке и Папуа Новой Гвинее.

Внутри охраняемого компаунда - уютный кондиционированный раек на положенное число койкомест, со спортзалом и плавательным бассейном или даже индивидуальный домик за забором с охраной. Вся культура сосредоточена внутри компаунда.

Снаружи - страшные джунгли глобального человейника, неохраняемая Бешеная Планета, с полицией, занятой в основном своим частным разбоем выживания для, смертоносными бациллами и не менее смертоносными дикарями. Дикое бескультурье, антисанитария, потоки мочи, кучи говна являются снаружи компаунда нормой жизни. Природа свята и натуральна, говно тоже, а компаунд не свят и денатурализован, зато предельно рафинирован и вычищен, то есть его пидорасили-пидорасили и вконец отпидорасили. Отбеленный анус вашего личного компаунда светит маяком цивилизации, окликаясь на сверкание аналогичных маяков по всему миру.

Таким образом ресурсы охраны нужных людей от ненужных и культуры от быдла, геев от гоев не растянуты по национальным границам и территориям, а сводятся к охране частных владений и сообразны полезности данного конкретного человека или группы, занятой полезным делом. Бесполезные люди не только не охраняются, но и волей-неволей вовлечены в дикое либертарианство, и являются дикарями, к которым полезные люди проявляют порционное человеколюбие, но внутрь компаунда не пущают. Ибо социальное дистанциирование не только полезно, но и необходимо в данных условиях существования. Одновременно обитатели компаундов напирают на природоохрану, чтобы внешняя среда оставалась натурально агрессивной и наименее приспособленной к человеческому существованию.
приятно поддамши

(no subject)

Самое любопытное в текущем потоке массовой порнографии, которую чуть ли не насильно впиндюривают всем и каждому - это десакрализация половых органов. И наготы как таковой, но половых органов в особенности.

В древнем мире нагота была божественна. Боги свободно обнажались, когда хотели. Хуй был самостоятельным божеством. Пизда это было вообще нечто хтоническое, неизображаемое в принципе. Крылов об этом писал довольно верно, кстати. Половые органы были и неназываемыми прямо. Исключительно иносказательно, через имена божеств или поэтических гипербол.

Хуй - Приап был охранительным божеством; им охранялись границы приватного от общественного. На частных владениях часто изображался хуй, как напоминание, а иногда и вывешивался список кар, которыми Приап грозил нарушителям приватных границ.

Нынче с приватностью все хуже, что в более раннюю интернет-эпоху выражалось через спам, предлагающий всем и каждому увеличить хуй. Нынче это дело заглохло, видимо совсем швах. Приватность становится неким общественно подозрительным делом. Приличному человеку скрывать ничего не полагается, хуя вообще не должно быть. Вместо этого предлагается всем гордиться своим социальным рейтингом, которым всем можно зарабатывать путем кастрата, то есть человека, лишенного своей воли, безобидного и послушного властям.

Но куда страшнее пизда, вернее её обнажение, это безусловно.

Вагина например - это буквально ножны. Афина часто изображалась в воинственной ипостаси, с обнаженным мечом. Всякая удачная военная операция в классической истории завершалась массовыми половыми актами; как добровольными подарками победителям, так и не очень, но в любом случае фаллический меч вкладывался в вагинальные ножны, таков миру - мир; павшие же в бою шли откуда вышли, в ту же самую мать-сыру землю, проходя священные, невидимые врата. Но на статуях Афродиты вульва не изображалась, а тем паче - разверстая порнографическая вагина. Лоно было гладким и пизда была скрыта от глаз любопытных. Все остальное пожалуйста, а это нет. Врата Хадеса должны оставаться не просто невидимыми, но "развиденными", как сам Хадес это "этот развиденный" бог.

Приближение к божественному, например, обнажение женской ножки до колена, вызывали бурю поэтических восторгов вперемешку с требованиями викторианской морали ЭТО прикрыть "ах закрой свои бледные ноги". Поскольку это не только восхитительно, но смертельно опасно, - не для обнажаемого, но для зрителя. Боги половых органов страшны и их оскорбление, то есть обнажение и глазение Хама караются не простой смертью, но очень заковыристой и распространяющейся на поколения хамов. Если в древности Афродита обнажалась совершенно, то есть преднамеренно, по своей воле, то вместо пизды у неё под юбкой обнаруживался хуй, вечно фрустрированный охранник последних рубежей. Таковы статуи Афродитуса.

Нынче же всем пиздец, пожалуйста. Причем непременно обритый, так как последнее прибежище частного целомудрия нынче не в моде, волосы полагается удалить совершенно, чтобы люди не цеплялись, как мандавошки, при скатывании в бездну.
приятно поддамши

(no subject)

Со стороны может показаться, что новые левые партии предали дело пролетариата. На самом деле пролетариат первый их кинул.

Главная проблема, с которой сталкивается левая партия, став правящей - это предательство класса пролетариата, то есть людей без того, что можно потерять - без недвижимости, без самостоятельных средств к существованию, но при этом с большой потенцией к размножению. Пролетариат, набирая силу в фордизации в любой системе - условно либеральной или сталинской, не становится строителем коммунизма, а напротив, становится вполне буржуа, с умеренно пошлыми запросами.

Удерживать в прогрессивно-коммунистической узде обуржуазившихся пролетариев можно только путем выражения буржуазных же интересов, к чему руководство левых партий органически неспособно. Предающий свою партию бывший пролетарий получает в наглое рыло ответное предательство бывших своих вожаков.

Со стороны правящих леваков решается эта проблема двояко - насильным опролетариванием, оболваниванием и разорением тех, кто выбивается в средний класс, либо же импортом новых избирателей-пролетариев. В зависимости от текущей обстановки на местах, эти два подхода комбинируются в разных пропорциях.
Оба пути тупиковые и ведут к коллапсу государства, поедаемого классом менеджерской левизны, вчера бывшего прогрессивным, а для обуржуазившегося пролетария и фермерства являющимся паразитическим.

Со стороны избирателей эта проблема конкретно пока решается никак, если не считать выборов Трампа.