November 27th, 2020

приятно поддамши

Вишневый Зад

Под утро приснилась пьеса "Вишневый Зад" по мотивам А.П. Чехова.

Сюжет примерно тот же, что и у Антона Палыча - есть некий профессор Раневский, живущий в ветшающем домике восемнадцатого века при университете со своею семьёю, денег не хватает постоянно, но терпеть еще можно. Преподавание идет ни шатко, ни валко, студенты от его скучных кэлеровых многообразий перебегают на модные курсы типа опидорашенных гомологий (Queered Homologies), которые сулят гораздо более широкие перспективы во всех смыслах.

На горизонте появляется красочный гей Лопахин, с предложением купить домик, намереваясь снести его и выстроить на этом месте сияющий радужный дворец с сауной для пидарасов и массажным салоном для лесбиянок.

Профессор долго занимается самокопанием, советуется с женой и дочкой, а затем приходит к решению объявить себя геем, выйдя из шкафа на шестидесятом году жизни. По сути до пенсии можно дотерпеть, но придется подойти к вопросу ответственно.

Он тайком нанимает одного из студентов, из коммуны LGBTQ+ с намерением снять на видео церемонию торжественного объявления тайного гея, подавляемого комплексом белой гетеропатриархальной вины, мол на волю с чистым гомосексуальным самоосознанием в полном соответствии с современным общественным мнением.

Чтобы сделать эту церемонию максимально достоверной раз и навсегда, он требует от студента совершить с ним половой акт во всех возможных позициях и формах, а напоследок отстегать его плеткой по ягодицам, как символ полного разоружения перед Коммуной, а заодно и поклон садомазохизму. Акт фотографируется и снимается на айфон.

Профессор получает почетное звание "Вишневый Зад" в коммуне LGBTQ+, но все равно его выдавливают из университета, обнаружив что он десять лет тому назад ставил "лайк" под видео с известным расистом и гомофобом Джорданом Питерсоном.
Профессор уезжает в Парагвай вместе со своею семьёй и внезапно объявившимся любовником жены.

Модный пидарас Лопахин сносит домик и строит прекрасный дворец, привлекающий новые поколения математиков.

Вокруг дворца, среди неплодоносящих вишневых деревьев слоняется старый афроамериканец Фирс, ранее выполнявший садово-уборочные работы у Раневского, а теперь получающий компенсации за рабовладение и потому пересевший с дешевого виски на героин.