Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
Здесь http://shtapskij.livejournal.com/ есть настоящий брильянт для моей темы:

..Письмо, как и всю мою тогдашнюю корреспонденцию, перлюстрировало КГБ. Его копия через подставное лицо попала в западногерманский «Шпигель». Там оно было опубликовано почему-то за полным именем автора: Самуил Борисович Штапский, хотя Сёма так никогда не подписывался. Недавно отставной полковник Кузьковый, отдавший всю жизнь органам, а ныне – полуслепой пенсионер, обитающий со мной на одной лестничной клетке, поведал мне, какую цель преследовало КГБ, подбрасывая письмо на Запад. Старик объяснил, что и содержание письма, и раскрытое имя-отчество автора (чтобы любой остолоп ощутил предельную ясность) должны были спровоцировать всплеск антисемитских настроений среди влиятельных кругов украинской эмиграции в Европе и Канаде накануне назревающего арабо-израильского конфликта.

   Тем бы дело с письмом скорей всего и закончилось. Но, на Сёмину беду, текст письма трижды передала «Немецкая волна» – я сам поймал ее как-то вечером. Властям необходимо было реагировать. Стоящего на краю гроба классика соцреализма Павла Тычину вызвал первый секретарь ЦК Украины Шелест. Тычина стал стряпать гневную отповедь врагам родной культуры. В Сёминой шутке насчет крови, текущей в Средиземное море, Тычина усмотрел намек на одобрение израильской агрессии. Маразматический классик требовал «убрать пархатые длани от бессмертного Кобзаря». «Пархатые длани» чрезвычайно глянулись Шелесту, но в последний момент их все-таки вычеркнули по указке Суслова.


   Статья вышла по-украински в киевской прессе, после чего стал немедленно готовиться перевод для «Правды». И кому, вы думаете, этот перевод поручили? Честнейшему Артуру Дручинскому! Артур тогда сам был в опале: в каком-то западном сборнике вышло его эссе «Мастер и Лолита», и потому не посмел отказаться. Он не только образцово перевел статью Тычины, но еще и усилил ее яростный пафос. В Институте мировой литературы (ИМЛИ) состоялось собрание и была заклеймена возмутительная клевета щелкопера Штапского. А кто держал речь? Разумеется, благороднейший Фурц-Беленький, еще не доктор искусствоведения, но уже без пяти минут кандидат наук. На следующий день я имел несчастье встретить его в метро, и он, хватая меня за рукав, заговорщически подмигнул и произнес: «Сёма мне друг, но табачок врозь». Я с отвращением отпихнул его пархатую длань…

   Однако статья в «Правде» так и не появилась. Грянула шестидневная арабо-израильская война. Израильскую военщину, слишком успешно продвигающуюся вперед, необходимо было срочно останавливать. Кузьковый рассказал мне, что госсекретарь президента Джонсона лично поставил перед Громыко ряд условий, при которых перед израильтянами зажгут красный свет. И одним из условий – Кузьковый произнес это с каким-то брезгливым недоумением – было прекращение травли литератора Сёмы Штапского.

   Так завершилась эта постыдная для некоторых господ история. С вашего позволения закончу и я.

тут каждая деталюшечка прекрасна, ничего не отнять, не добавить. Кто вообще этого литератора Штапского придумал? Богатая идея, и написано со знанием матерьяла. Стеб высшей пробы.
Tags: альфа
Subscribe

  • (no subject)

    Хорошая статья, сохраню для памяти Silicon Valley’s elite are hatching plans to escape disaster – and when it comes, they’ll leave the rest of us…

  • (no subject)

    Прислали письмо из русского этнического представительства, которое ранее было под крылом православных зарубежников, половина из которых - власовцы, а…

  • (no subject)

    Критика Юлиусом Эволой политической философии Третьего Рейха нынче нередко вспоминается "новыми правыми" в особой связи с дугинизмом. Дугина я на дух…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments