Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:

Опять Глушь и Дичь

А вот озера пресные, в Новом Южном Уэльсе....








Всего дороги 950 километров, не считая побочных маршрутов. И это довольно разнообразные километры.

Выехал из Мельбурна сразу по окончании рабочего дня, в четверг, в семь вечера; границу штата пересек к десяти. Начало пути было довольно тривиально. Темень, почти пустые дороги, редкие грузовики и пьяные психи. Одна остановка была, впрочем, примечательной.
Где-то к одиннадцати, проехав примерно триста пятьдесят километров на север, я устал и решил поискать ночлег. Заехал на стоянку для туристов и обнаружил муляж гостинницы, вокруг которой были рассажены чучела, изображавшие посетителей. Было новолуние и пластиковые зрачки манекенов тускло освещались звездами. Выглядело все это довольно кошмарно. Я вздрогнул, залпом выпил кофе и поехал дальше.
Лег спать в полночь на половине пути, в городишке Hay, что в переводе означает Сено, остановясь втихую в полночь возле полицейского офиса.
Устроился в спальном мешке между багажником и сложенным задним сидением и спал очень недурно, хотя и видел странные сны. Проснулся в шесть утра вместе с собаками, выпил вчерашнего кофе, заехал за заправку и отправился в глушь.

Утро пятницы. Первая остановка. Когда-то здесь останавливались суровые скотоводы и постригатели овец. Теперь просто стоянка и объект для фотографирования.


Шестьсот километров от Мельбурна строго на север. Туалет в степи.


Где-то на семисотом километре асфальт заканчивается и начинается очень интересная дорога. Кстати, знак на въезде предупреждает, что проехать можно только в сухой сезон. Озеро на первой фотографии - примерно через десять километров по окончании асфальта. Вокруг него полно всяческой живности. Я видел коз, кенгуру и страусов.


Обед где-то на семисот пятидесятом километре. Опять плакаты для туристов (здесь по ним, в отличие от западных штатов, не стреляют). Газовая горелка и баллон - фундамент отличного питания.


Дикие арбузы. Здесь они растут сплошняком вдоль обочин.


Наконец, цель путешествия - Белые Скалы. Скалы, впрочем, давно уже уплощены.


Возле информационного центра, который одновременно служит заправочной станцией и кафе, - коллекция старинной техники. Дожди здесь выпадают раз в десять лет, ржавчина прогрессирует медленно. Первые говномолотилки здесь появились в 1890х.



Время терять не стоит, - определяюсь с координатами и вперед. 30.49'98'' S 143.05'17' E' если кому надо. Впрочем, места для поисков здесь выбирать надо не тольк по координатам. Но об этом потом. Со спутника пейзаж выглядит совершено лунным.



Добывать опалы просто. Заявляешь свои права вот на такой табличке, регистрируешь заявку в ближайшем правительственном учреждении, а дальше все зависит от твоего личного трудолюбия и удачи.

Опалы здесь нашли на закате благословенного 19 века. Обнаружили их местные пастухи, которые во времена большой засухи (девять лет из десяти засушливы) от тоски и безделья охотились на кенгуру.
Собственно, с этой находки началась история опалов в современном мире. В затертые века опалы добывали на территории современной Венгрии, и тамошние шахты давно уже истощились.

Первый опалоносный слой - на глубине примерно четырех метров; но есть и второй и третий. Те, кто располагал временем и/или деньгами, рыл поглубже. Вертикальные шахты обыкновенно копались со всей возможно скоростью вплоть до появления признаков опалоносных слоев. Потом рылись шахты горизонтальные, следуя этим самым опалоносным прослойкам. Длина горизонтальных шахт совершенно произвольная, обычно они заканчивались, когда хозяин шахты проваливался в соседнюю и натыкался на разгневанного конкурента с большой киркой.



Туалеты здесь тоже сделаны из отработанных шахт. Насрать на эти самые опалы.



К вечеру пятницы я достаточно утомился, чтобы вернуться в город в поисках информации. Мне посоветовали повидаться с Джоком.
Джок - давний обитатель этих мест, бывший неудачный старатель и талантливый враль. Свои враки он воспроизводит для туристов наподобие граммофонной пластинки, по пять долларов с носа, ни разу не сбиваясь и не повторяясь. Живет он в своей собственной шахте, в которой как он уверяет, он не нашел ничего стоящего, поэтому он бросил копать и начал окучивать туристов.



Вообще White Cliffs выглядит куда как более запущенным и разрушенным, чем Coober Pedy. Всего один приличный отель (в Coober- пять или шесть, считая B&B), ни одного ресторана и ни одного большого магазина. Однако люди работают. Работают тайно, молчком. По косвенным оценкам, в White Cliffs ежегодно добывается как минимум на два миллиона опалового сырья.
Это вообще-то мизерная сумма, но и эту сумму Джок считает враками. "Чушь" - говорит он - "все опалы, которые находятся здесь, либо слишком тонкие, либо слишком бесцветные. Но люди, которые здесь пытают счастья, постепенно сходят с ума. Здесь даже собаки сходят с ума. И каждый врет про богатые залежи опалов. Один я говорю правду. Поэтому я не копаю, а рассказываю истории." Закончив врать, Джок ведет посетителей в глубь своего жилья, где в стене обнаруживается опаловая жила, - впрочем весьма тонкая и невзрачная.


Вечер. Кемпинг на окраине приисков. Там есть вода, туалет, душ. В этот раз я путешествовал один, без длинноногих блондинок, и поэтому обходился без отелей и ресторанов, хотя и не без излишеств. Вот, варю себе макароны и смотрю старый хороший фильм с Одри Хепберн, и собираюсь пить коньяк из фляжки.
Ночью я пытался бродить по приискам с ультрафиолетовым фонариком. Дело в том, что опал фосфоресцирует в ультрафиолете, и теоретически должен выделяться на фоне известняка, глины и прочей щебенки. На деле куда проще рухнуть в шахту или наступить на змею, чем обнаружить опал таким образом. Множество иных камней, кстати, фосфоресцирует ничуть не хуже.




В шесть утра опаловая лихорадка снова будоражит кровь. Впереди лунный пейзаж. Беру рюкзак, нож, геологический молоток, банку шипучки и вперед.




А вы могли бы различить драгоценный опал среди разноцветной щебенки?


Fossicking (австралийский термин для поверхностного старательства), а также Noodling (поиск в шахтных отвалах) --- занятие весьма занимательное, хотя и не всякому подходит.
Во-первых и разумеется, нужен острый глаз и проворный ум. Во-вторых, в случае опаловых шахт, немалое значение играет погода. Старые отвалы размываются дождями и развеваются ветром. Эрозия конусов породы- лучший помощник искателя.
Вместо того, чтобы промывать кубометры пустой породы, можно пройтись, помахивая молотком, по отвалам, и если у вас верный глаз, крепкие ботинки и полное равнодушие к мухам - вы найдете опалы. Постарайтесь не свалиться в шахты.

Удачи.

На закуску - немного Mad Max.




Дорога обратно. Библейская саранча. Кено.

Tags: австралия, опалы, путешествия
Subscribe

  • (no subject)

    Когда недостает проблем, И в жизни мало вам обузы, Тогда читайте вы Маркузе, И занимайтесь BLM.

  • (no subject)

    Хорошая статья, сохраню для памяти Silicon Valley’s elite are hatching plans to escape disaster – and when it comes, they’ll leave the rest of us…

  • (no subject)

    Прислали письмо из русского этнического представительства, которое ранее было под крылом православных зарубежников, половина из которых - власовцы, а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments