Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:

О происхождении петербуржцев.

Сказание второе, часть первая.


Вскоре по объявлении Питера в Москве царица Софочка ввязалась в разборки со стрелецкой братвой, наделала бабьих глупостей и её убрали. Из всей семьи к тому времени дееспособным оставался один Питер, он и стал держать Москву с её бескрайними русскими окрестностями. В самом начале он не очень отличался от папы – ходил в баню, устраивал большие разборки с соседями, разными там полулюдями турками да шведами. Люди его в общем уважали, но странности в нём всё-таки замечали. Вместо бражки, медов, да вкусного церковного вина, приучил он своих дворовых варить горькое немецкое пиво да гнать злую голландскую водку. Вместо девок он пользовал куклу Монс, вместо нормальной охраны и отстёгивания стрелецкой братве завёл он себе армию, а что за солдатики были в той армии, сказ будет особый.

Меж тем благословенный для Москвы век XVII заканчивался и приближался страшный XVIII век. Из московских дворов начали пропадать, – сначала собаки, девки да свиньи, потом дворовые людишки, а потом и люди уважаемые. Принесёт слуга поутру жбан квасу да чарку бражки – ан хозяина-то и нету, постель только примята, и палёными перьями пахнет.

Пробовали искать с собаками, да следы непременно обрывались на берегу Яузы. Тогда поймали одного немца, в дознании пытали огнём, и хотели вовсе сжечь для острастки, но ничего не вышло – разбухший от пива немец лопотал непонятно, в огне не горел, и притом беспрестанно мочился, да так, что костёр дымил, а потом и вовсе погас, и люди разбрелись, скучая.

Меж тем вся живность и вправду стекалась в немецкую слободу, в домик на Кукуе. На первом этаже жила кукла Монс, там же частенько гостил Питер, а на ста двадцати двух подземных этажах гнездилась чернокнижная наука, и полным ходом шли страшные, бесчеловечные эксперименты, которые нехристь да нелюдь который уже который год тайно вела над москвичами.

Трудно говорить об успехах науки, когда вся эта наука совершенно нечеловеческая. Нелюдь не придумывает, как бы улучшить жизнь нашу, а наоборот, старается внести в жизнь смуту и суету. Например, придумывает мелкоскоп, и вот уже глупые людишки приставляют мелкоскопы к носу, и уже не видят всего славного Русскаго Мiра, а только свой нос, да и то расплывчато. Так и глядят, тщась увидеть невидимое, пока глаза не лопаются от напряжения.

Сделав эту оговорку, надо сказать, что наука в подвалах кукуйского дома добилась немалых успехов и могла кое в чём поспорить с наукой голландской. Первым успехом был человек-собака Меньшиков, сделанный из выкраденного в имении Лопухиных огромного волкодава и немецкого проходимца–пропойцы. Меньшиков не только умел ходить на задних лапах совсем как человек, но мог внятно говорить, при этом выгодно отличаясь от людей беззаветной преданностью хозяину и редкой храбростью. Лишь выпив водки, он забывался и, становясь на четвереньки, лаял и кусал прохожих за ноги. Вскорости он стал любимцем Питера и повсюду за ним бегал, называя хозяина Мин Херц и беспрестанно заглядывая ему в глаза.

Меньшиков был настолько хорош, что Питер повелел чернокнижникам изготовить целую армию. Офицеров и генералов делали из московских уважаемых, родовитых людей - Шереметьевых, Репниных, перемешав пополам с немецкой швалью, а для солдат в ход пошла вся живность, которую только можно было стянуть с московского двора. Поэтому некоторые гвардейцы похрюкивали, другие иногда взрёвывали, третьи были чересчур миловидны и женственны, и стояли на плацу, кто положив руку на крутое бедро, кто нежно склонив голову на плечо товарища. Отсюда и на века было положено начало тому распаду, разврату и разложению в русской армии, которыя не прекращаются до сих пор.

Бравые усатые, бородатые молодцы - стрельцы, видя такое непотребство, плевались, а когда случилась очередная стрелецкая разборка с авторитетами, и в ход пошла новоизготовленная армия, все стрельцы до единого сочли за благо сложить голову на плахе, нежели зашквариться.

На этом речь о делах Питера до основания Петербурга закончим, а об изотовлении петербуржцев и начале нежизни города Петербурга мы расскажем во второй части второго сказания.
Tags: Петербург, литературка, петербурх
Subscribe

  • (no subject)

    Жена докупила к паре куропаток еще трех - женского пола. Полагается среди знатных куропатоводов, что оптимальный размер яйценоского выводка этих…

  • (no subject)

    Поучаствовал в "диалоге", то есть бесконечном и бесплодном споре между ортодоксальными католиками и протестантами - фундаменталистами. Отголоски…

  • (no subject)

    Another worthy read Over the weekend, Australians protested against a new round of lockdowns imposed to curtail the spread of the latest COVID-19…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments