Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
Полдня бездельничал на работе, поискал скандалов в ЖЖ и не нашел, стал читать почему-то роман Василий Теркин полузабытого писателя Боборыкина и конечно же сравнивал его героя с Василием Теркиным у советского поэта Александра Твардовского.
Пришел к важному выводу, что Твардовский врал на голубом глазу, что называется, когда утверждал, что совпадение имен героев совершенно случайное, - мол, какая может быть связь у весёлого и бывалого советского солдата с каким-то дореволюционным купцом?
Твардовский специально писал, что роман он прочел уже после того, как написал первые наброски стихов о Теркине, - якобы по наводке собрата-литератора. Прочел мол без всякого интереса.

А связь безусловно есть, и интересная, как мне кажется. И тот, и другой образ гуманистической природы, причем эта природа противопостоит - у Боборыкина официальной, хотя далеко ещё не тотальной пропаганде самодержавия-православия-народности, а у Теркина соответственно коммунистической, куда более настырной. Купец Теркин, умный, бывалый и не унывающий, такой же человеко- и жизне- любивый, как и русский солдат, - и при этом ни тот, ни другой явно не в грош не ставят официоз. Этот античеловеческий официоз в романе Боборыкина и в ранних набросках, и в поэме Твардовского впрочем вполне явным образом упоминается - как некое отстраненное начало.

Сравним разговор о православии на пароходе у Боборыкина. И рассказы о немецко-фашистских или там белофинских гадах, - о них у Твардовского говорится очень вскользь, невзначай.
Зато и у того, и у другого большое внимание уделяется непростому купеческому / солдатскому труду и совершенно неофициальным экзистенциальным переживаниям героев насчёт существования в трудных и ещё более трудных условиях.
И оба заботятся, как бы окружающих людей при этом не обидеть.
И тот, и другой Василии Теркины хитры и сметливы, и умеют выкрутиться из непростых ситуаций так, что никому от того и другого Теркина плохо не делается.


"

Вот я прямо из нашего села, где Василий Иваныч родился и вырос, — добавил он в сторону Хрящева. — Ежели в эмпиреях пребывать и на все смотреть с азиатским фатализмом, так надо плюнуть и удрать оттуда навеки: такая там до сей поры идет бестолочь, столько тупого, стадного принижения, кулачества, злобы, неосмысленности во всем, и в общинных делах, и в домашних, особливо между православными. Ан нет! Надо там оставаться… Ни за какую чечевичную похлебку не следует менять своей веры в народ и свой неблагодарный завет. Ни за какую!.. Так-то!

— Да что вы, голубчик, на моего мудреца так накинулись? — заговорил веселее Теркин. — Вы его совсем не знаете. Быть может, из нас троих Антон Пантелеич никому не уступит в жалости к мужику и в желании ему всякого благополучия.

— Опять вы меня не по заслугам хвалите, Василий Иваныч, — пустил жалобной нотой Хрящев и отвернулся.

— Не замайте! — крикнул ему Теркин. — Кто меня образумил на пожаре, вон там, когда я даже разревелся от сердца на мужичье, не показавшее усердия к тушению огня? Вы же! И самыми простыми словами…

Мужик повсюду обижен лесом… Что ж мудреного, коли в нем нет рвения, даже и за рубль-целковый, к сохранению моих ли, компанейских ли маетностей?

— Еще бы! — вырвалось у Аршаулова, и он ласковее взглянул на жирный затылок Хрящева.

— И выходит, — подхватил капитан, закуривая толстую папиросу в мундштуке, — Антон-то Пантелеич не токмо что из мшары вас высвободил, да еще мудрым словом утишил?

— Именно! — вскричал, вскакивая обеими ногами, Теркин. — И пожар пошел с той минуты на убыль, да и во мне все улеглось. Там же в лесу, около полудня, как бухнулся в траву, так и проспал до вечерней зари, точно коноплю продал.

— Коноплю продал! — повторил со смехом капитан. -

Самая простецкая прибаутка — и какая верная!


"

"

Я б мечтал не ради славы
Перед утром боевым,
Я б желал на берег правый,
Бой пройдя, вступить живым.

И скажу я без утайки,
Приведись мне там идти,
Я хотел бы к той хозяйке
Постучаться по пути.

Попросить воды напиться -
Не затем, чтоб сесть за стол,
А затем, чтоб поклониться
Доброй женщине простой.

Про хозяина ли спросит,
"Полагаю - жив, здоров".
Взять топор, шинелку сбросить,
Нарубить хозяйке дров.

Потому - хозяин-барин
Ничего нам не сказал.
Может, нынче землю парит,
За которую стоял...

"


Думаю, что Твардовский, человек в высшей степени непростой, нарочно своего гуманистического и национального Василия Теркина позаимствовал у невключенного в школьные программы писателя Боборыкина, да так, что официоз вынужден был это дело слопать.
Subscribe

  • (no subject)

    Океан Говна и Духовность Я тут на досуге подумал и решил, что гипотеза Океана Говна уже не гипотеза, а истина в последней инстанции. Все сходится, -…

  • (no subject)

    Если вы потеете яйцами в общественном транспорте, или даже торчите в быдлопробке на своей крутой тачке, найдите утешение в мысли, - даже Яхта…

  • (no subject)

    Человек, особенно русский человек, - это микрокосм. Обыкновенно это понимается в смысле Достоевского и Толстого, - мол в каждом человеке весь мир в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments