Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:

Джосер, Имхотеп и конец либертарианства.



часть 2

начало здесь

http://balalajkin.livejournal.com/797156.html?mode=reply#add_comment



Что обыкновенно вспоминают в связи с Джосером? Конечно, ступенчатую пирамиду. Которая самая первая, и этим знаменита. В связи с этой пирамидой вспоминают и её архитектора - Имхотепа, который был знаменит еще и как и верховный жрец, министр первого правительства, врач и математик.
Студенты исторических факультетов могут вспомнить еще два исторических деяния - путешествие Джосера к истокам Нила, в результате которого чудесным образом прекратилась засуха, а также расширение и укрепление царства от Розетты на средиземноморском побережье до Асуана.

Но это все довольно неважные, второстепенные вещи.

Главное, как по-моему, деяние Джосера с Имхотепом - это сооружение первого успешно функционирующего государственного механизма. И вышел этот механизм настолько успешным и, гм, само-движущимся, что современники испытали натуральный религиозный экстаз, и Джосер с Имхотепом приобрели божественный статус. Первые богочеловеки. Причем их почитание продолжалось три тысячи лет подряд, что конечно должно вызывать зависть всех нынешних религий.

Государственные механизмы состоят главным образом из людей. Люди существа капризные, им свойственно это самое либертарианство. Оно так и прет из каждого индивида, если его оставить хоть на четверть часа полежать в теньке. Особенно если индивиду хорошо живется. Другое дело конечно же, когда человек вспотел. И особенно другое дело - когда человеку совсем плохо. Тогда его можно брать за мягкое, вставлять в аппарат и организовывать рабочий цикл, - плохо - вспотел - хорошо, плохо - вспотел - хорошо. Сейчас поясню детали.

Все, действительно, началось с сооружения пирамиды. Хотя нет, началось с очередной засухи. Нет, все же, с сооружения пирамиды, только пирамидой она еще не была. Когда Джосер унаследовал египетское царство, он вскоре начал строить себе гробницу. Такова традиция - настоящий царь должен быть похоронен достойно, и могила царям, еще с до-династической эпохи устраивалась с цыганской пышностью, - монолитное кирпичное сооружение "мастаба", вроде гигантской могильной плиты. Под этой плитой - камера для захоронения царя, со всеми атрибутами для порядочной загробной жизни, вроде того, как цыгане и сегодня хоронят своих баронов, - с мерседесами и мобильниками.
Ну так вот, Джосер себе построил такую мастабу, - кирпичный квардрат 64x64 метра, из неровных камней и глины, 8 метров высоты, просторная подземная кладовка 7x7, 28 метров глубины, все дела, - еще будучи молодым, перспективным царем. Недорого, но вполне пристойно.

А потом опять грянула засуха, и не простая, а семилетняя. Египетские либертарианцы могли расслабляться, подъедая запасы и шесть лет подряд, но на седьмой оскудели вконец. И опять появилась орава голодных босяков, бывших свободных земледельцев. Вот Джосер первым и додумался взять и приспособить их к невиданному ранее, - он встроил их в государственный механизм, как винтики и шестеренки.
Они стали строить пирамиду. 109x125 метров в основании, 62 метра высоты, отполированный известняк для облицовки снаружи. Поверх прежней мастабы.

Археологи раскопали, что эта знаменитая пирамида Джосера строилась как минимум в пять этапов. Первый был вполне традиционный, мастаба как мастаба. Затем эту гробницу несколько расширили, раз и другой. А потом вдруг начали строить пирамидой, чего никогда не делали раньше. Еще несколько позже пирамиду расширили и сделали, больше. И начали строить огромный комплекс ритуальных сооружений вокруг, да еще и стену, и все это с нарастающим усложнением. Отчего-то вдруг у строителей появилось это стремление продолжать и продолжать.
Трудно переоценить это "вдруг начали строить пирамидой" и наградить достаточными эпитетами того, кто додумался начать. Возможно, это был сам Джосер, а Имхотеп только исполнял замысел, а может, все было наоборот, или намного запутаннее. Но нам важно заметить, что государство началось со строительства пирамиды и строительство пирамиды и было строительством государства. И символически, и совершенно буквально. Это неочевидно и даже противоречит простой интуиции, - пирамида объект очевидным образом бесполезный, и внушает смесь уважения перед вложенным в него трудом и недоумения, - какой от этого труда может быть толк?


https://pantherfile.uwm.edu/prec/www/course/egypt/274RH/Texts/The%20Famine%20Stela.htm


Согласно этому любопытному каменному документу, дело было примерно так. Джосер действительно озаботился состоянием государства во время засухи и отправился к истокам Нила искать кто выпил воду ответ. Вполне рациональный шаг, - искать причину там, откуда вода истекает. В документе очень качественно описывается картина народных страданий, - еды нет, урожай засох, не созрев, люди грабят своих братьев, дети плачут, младенцы мрут, как мухи, живые валяются в полном унынии, придворные обнищали, жрецы позакрывали храмы и сбежали и вдобавок кругом шляются какие-то посторонние и не уходят. Покатайтесь по Африке, поглядите, там и сегодня много подобных картин.

Потом царь прибывает на курортный храмовый остров Сехель и в этих приятных местах его осеняет. Видимо, прозрение наступает в беседах с Имхотепом и при его посредничестве, во всяком случае Имхотеп в тексте упомянут, как консультант и открыватель сокровища. Не то он откопал припрятанное жрецами, не то заключил со жрецами взаимовыгодное соглашение, а скорее, и то, и другое.

Запускается машина. Голодных кормят за счет храмов. Храмы собирают налоги/пожертвования, - с рыболовов, охотников, спортсменов, аграриев. Налоги одновременно засчитываются как пожертвования богам, а не просто поборы. Вдобавок храмам царь дарит собственные земли, лучшие из лучших - и все, что собрано и добыто в этих землях, идет в закрома родины, то есть в храмовые хранилища. В случае голода эти накопленные богатства идут на кормление, а в случае урожайных лет - копятся и копятся. Царь защищает храмы. А священство, оно же министерство финансов, возвышает царя до небес. Все подданные царя строят пирамиду и храмы, или жертвуют, или и то, и другое. Это и обязанность, и религиозная заслуга, и просто хорошее, полезное дело. Люди начинают думать не только о завтрашнем дне, и даже не о достойной смерти. А о бесконечном будущем - которое продолжится и после их смерти. Так что откладывать надо не только на черный день, а на черные годы, копить и копить. Класть в огромные каменные сосуды, которые стали выделывать, не щадя усилий. Боги глядят на это дело благосклонно и даруют наводнения. Подданные строят еще, все выше и круче, и жертвуют больше и больше. Машина вертится все быстрее. Успешную работу машины олицетворяет бесконечный рост Пирамиды. Подданные царя привыкают напрягаться и потеть ежедневно, в ожидании вечера и порции пива. Из них вытравливается либертарианство и они приучаются к непрерывному труду ради ежедневной еды, выпивки и труднообъяснимых, но очень высоких государственных и религиозных соображений. Который труд и создает человека нового времени, - будь он строитель пирамид или офисный клерк.

Так, голодных накормили, налоги собрали со всех сразу, а кто не мог ничего дать - отработал. Вскорости поспело и наводнение. Машина была успешно запущена, - и благодаря этому счастливому совпадению тоже.

Очень скоро подданные царя со всех концов Египта ощутили всю прелесть включения в государственный механизм. Это чудесное ощущение личной несвободы, уверенность в завтрашнем дне нанятого рабочего, возможность выпить пива и поболтать с такими же, как ты. Это регулярное выделение серотонина от повторяющегося, монотонного труда и повторяющихся же, монотонных ритуалов. В засуху это самое оно, "жисть наладилась". Да и вне засухи, если разобраться, большинству людей в самый раз. Нежелающие участвовать могут удаляться в пустыню. Но эти хиппи и панки всегда будут в меньшинстве.

Ну вот, большинству людей гарантировали работу, а заодно и смысл этой жизни и загробной тоже. Днем варили кашу, а к вечеру благодетельные жрецы, они же чиновники, подвозили работникам здоровенные кувшины пива. Картины народного ликования легко себе вообразить. Примерно то же самое пять тысяч лет спустя повторяли Сталин, Гитлер и Рузвельт, только с разными акцентами - на смысле этой жизни, загробной или на выпить-закусить.
Да, строители пирамиды вовсе не были рабами. Это были свободные люди, у них были часы досуга и они то и дело требовали побольше пива, - на этот счет есть недвусмысленные археологические свидетельства. Стали регулярно пить пиво, и жить стало лучше, жить стало веселее.
Тут же понадобились всяческие товары. Материалы для веревок, инструментов, облицовочных материалов, особых сортов песчаника для все больших строительных блоков, скот... Отовсюду, из каждого угла царства! И все больше и больше людей!
Ненужные, лишние рты, привыкшие во время засухи болтаться вокруг столицы, создавая криминогенную обстановку, вдруг стали очень даже нужными и совершенно не криминальными.
Вместо всеобщего уныния во время засухи начался настоящий экономический бум! Торговля не просто воспряла, а удвоилась, удесятерилась. Желающих строить пирамиду все прибывало и прибывало.
Закрытые было храмы вновь открылись! Всем богам, а не только Изиде и Хнуму что-то перепало. Жрецы были так или иначе приспособлены к важной функции приема пожертвований, которые стали обязательными и составили первый регулярный налог. Взамен храмы не только распространяли духовность, но и всячески увеселяли публику, - в египетских церквах можно было не только посидеть в теньке, позырить на картинки и послушать бубнеж попа, но пожрать от пуза в случае голодухи, и удовлетворить похоть, - жрецы Иштар/Изиды/Астарты были заодно и сутенерами, а храмовые проститутки работали не только ради куска хлеба, но и так сказать ради спасения души. Сбор налогов в этом случае был довольно оживленным.

После запуска государственной машины царь мог бы удалиться на покой, и хотя Джосер продолжал заниматься царскими делами, - воевал и строил, но машина работала уже как бы помимо царя, божественно, и когда Джосер умер, ничего не рухнуло, а наоборот, начали строить новые пирамиды все выше и круче прежних.
Раньше фараон был конкретным пацаном, с функциями завоевателя, супер-охранника и ритуального спортсмена, - вне периодов войн он например должен был быстрее всех обежать земли, принадлежащие главному храму. А если не мог - рисковал быть умерщвленным ради государственного блага.
Теперь же фараон становится фигурой главным образом символической, мифической и в реальном воплощении довольно неважной. Так, какая-то очередная рожа в обрамлении царских атрибутов. В предыдущие столетия это неизменно могучий, решительный мужчина с налетом звероподобности. А после Джосера фараоны могли быть и пузатыми, и худенькими, и стариками, и детьми, с хроническими болезнями, уродствами, просто придурками и даже женщинами, как и современные политики. В общем, времена сильно изменились. Нет, конечно, случались ещё сбои и не раз, но после восстановления и внесения исправления в некоторые детали, государственная машина оживала и продолжала работать таким же образом, как и при Джосере.

Думаю, сказанного уже достаточно, чтобы сделать вывод об обреченности либертарианства. Перед такой махиной не сдюжит никакой свободный кооператор.

на этом часть вторую закончу, а будет ли часть третья и четвертая ,- на то воля великого Шу, высоко в небесах.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments