Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
Прочел конечно "Теллурию" Сорокина, как же без этого. Единственный же великий русский писатель, кроме пол-Пелевина.

Милая вещица вроде лоскутного одеяла из самостоятельных по стилистике и месту действия рассказов, в целом выходит эдакий фасеточный, холодный, насекомий, но притом довольно снисходительный взгляд на курьезы нынешней России (и Германии, где Сорокин очевидно проводит немало времени) путем развития их до абсурда в недалеком будущем. В каждом рассказе по отдельному абсурду. Фантастический реализм Теллурии не более фантастичен, чем театральные декорации; все действо нанизано на теллуровый гвоздь, который выдуман тоже неплохо, новый такой и блестящий deus ex machina. Вопреки тому, что пишут критики и жыжысты, теллуровый гвоздь - это не новый супернаркотик. Это новый бог, творец нового бытия и смысл существования, который человечество искало взамен утерянных и нашло; к счастью, этого нового бога можно производить промышленным способом, что и делается.
Помимо гвоздя, каждый рассказ косвенно продолжает множество ранних вещей Сорокина, от Голубого Сала и Дня Русского Едока и до Метели включительно.Точнее, не продолжает, а пишет фанфик по своим собственным сочинениям.

Ощущение - большей частью это написано скучающим, пресыщенным человеком, который пишет даже не ради денег, а просто по привычке записывать всякую чепуху, лезущую в голову, - вроде живого журнала, только без к-ментов.
В двух местах ощущается шевеление вдохновения - первый раз в сцене бегства русского хуя (это кажется единственный герой, с которым можно ассоциироваться и ему сопереживать, хотя он и крив и обрезан), и потом еще немного - в описании быта президента Демократической Республики Теллурии. Еще в паре-тройке мест - очень тщательная работа, пропалывание сорных слов и оттачивание слога - высокое мастерство.
Все остальное ничего особенного, крепкий такой, хотя и потускневший Сорокин, без провалов, но и без внезапных открытий, можно читать, можно пропускать по полстраницы. После того, как просек фишку с теллуровыми гвоздями, упоминания их становятся настолько же утомительны, как буддистские страницы у Пелевина.
Финальный рассказ, где мужик строит себе избушку в лесу, выглядит эпилогом и кажется, суммирует положительные взгляды автора, известные ещё со времен Жан-Жака Руссо.

Метель мне понравилась куда как больше. Она пронзительная, грустная и удивительная.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments