Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Тут из меня пытаются выведать разные секретные сведения. Я конечно с радостью иду на сотрудничество

http://lj.rossia.org/users/balalajkin/845448.html


Я уже рассказывал о себе, совершенно честно
здесь
http://balalajkin.livejournal.com/849152.html
и здесь
http://balalajkin.livejournal.com/849435.html

без нарушения хронологии и даже без измышлений. Это не Ларри Даррелл с Александрийским Квартетом и даже не Джеральд с его семьёй и остальными зверьми, а честный мемуар, хотя и недостаточно предсмертный.

Но нельзя же рассказывать все подряд. Это просто неинтересно. Жизнь скучна и событиями небогата, а если и богата, то это как правило просто очень много говна на тебя валится, так что надо свою жизнь постоянно додумывать до совершенства - в этом корень всякой здоровой литературной мысли, я так считаю. А также воистину приятной жизни, в с мысле Joie de vivre

Да, я хотел бы ответить на общий вопрос. Действительно, бегло просмотрев свои наброски, нападки и наблюдки, я пришел в некоторое недоумение. Что за аффтар? Странная фигура!? С одной стороны, он брезгливо называет сотрудников КГБ-ФСБ гебней, гебистами, конторой и так далее и со всеми остановками. С другой - пишет о гебне с претензией на знание дела. С третьей - утверждает, что сам не служит и не служил. С четвертой - предлагает всем поступать на службу в ФСБ. Не то он издевается, не то всерьёз так думает, не то всерьёз так думает и издевается, гад ползучий. Над русскими людьми.

Постараюсь ответить на незаданный или плохо заданный вопрос без выпендрежу и клоунады, ну или почти.

У меня к гебне отношение действительно, чрезвычайно амбивалентное, обостренно так, фрейдистски.

С одной стороны, я гебню ненавижу и презираю (ну, хотя эта ненависть какая-то холодная, вялая и безличная) и считаю величайшим злом в истории России. Вторым после коммунистов. Коммунисты ушли, эти остались и заняли место, которое они не должны занимать и занимать неспособны, в принципе. Они все портят.

Во-вторых, я гебне по гроб жизни обязан, и отношусь c пристрастием к эпизодам из своей биографии, когда я соприкасался с гебней (глубоко личные контакты - особист в универе, четвероюродный дедушка - атташе в отставке, наконец, киевский... ммм.., как его невнятно и глотая гласные и согласные представлял Юрий Андреич Кривоногов, ... а это трщ из Отдела по Делам Религий



зачем я вставляю эту фотку Кривоногова? Через этого человека я познакомился со вторым гебнюком в моей жизни, было это скажем уже точно, - в 1989 году, в самом его конце. Кстати, в то время я сам примерно так и выглядел, как эта фотка, только намного моложе. Я хотел наоборот, найти где-то фотку этого трща из Отдела, но его нету нигде- ни на групповых, ни на индивидуальных. Хотя лицо такое, что пропустить легко, то есть главная примета - отсутствие всяких примет.

Третьим гебнюком, причем в приличном чине подполковника, оказался сам Юрий Андреич Кривоногов, что было дико неожиданно, но заставило меня задуматься над жизнью ещё сильнее.

Так и тянет написать в стиле Сорокина, - Мой Певрвый Гебнюк. Последнее свидание. Но зачем злоупотреблять? Не надо. С первым гебнюком мы виделись в последний раз примерно через полгода после Евпатории, и значит, примерно за год до получения диплома. Он меня вызвыал в другой кабинет, а именно на кафедру, где, как оказалось он занимал какой -то полуфиктивный партийный пост, типа второго секретаря партячейки. Не вспоминая про прежние заманчивые перспективы и намеки, он прямо предложил мне заняться комсомольской работой на потоке. Для начала - читать политинформацию, проводить собрания. Я начал ныть, - ну что вы, у меня не получится, я никакой не лидер, мне это не по плечу...
Не слушая возражений, гебнюк открыл свою толстенную папку ( я никак не мог подсмотреть, что там внутри лежит, как ни старался) и достал - барабанная дробь - мой собственный реферат по научному коммунизму на тему разоблачения попперианства.

Дело в том, что кажется посреди второго курса я вдруг перестал интересоваться математикой и теормехом и чем еще нас там кормили, и дико заинтересовался философией. Именно что дико, потому что я не был студентом филфака, с чего бы это? Мне никакие книжки по философии в библиотеке не выдавали, кроме критики буржуазных заблуждений философской мысли.

Ну я набрал тома, десятки томов вскяких таких критик. Сел и за дней десять вычитал из критики попперианство, насколько мог. Карл Поппер оказался толковым чуваком, хотя и довольно примитивным, как мне показалось. Во всяком случае, он предлагал вполне железобетонные конструкции верификации - фальсификации, которые ограниченно могли работать, и наверняка работали. Я правда так и не понял, - если мне поручили писатть что-то вроде критики буржуазных заблуждений, не проще ли дать мне ознакомиться с заблуждениями напрямую?
Ну что, я выписал параграфы попперианства, как я его отфильтровал, в более-менее связном виде. Потом внизу каждого параграфа присобачил фразу из маркса-энгельса-ленина, более или менее подходящую по звучанию. Абсолютно от балды, никто же все равно подряд не читает.
Потом нашел цитату из Брежнева-Черненко-Андропова, присобачил на первую страницу. Тоже какую-то совершенно нелепую цитату, может уже из горбачева или вообще из комсомольских съездов, я не обратил внимание даже. Потом нашел цитату еще фееричнее и вставил на последнюю страницу, как послесловие.

Получилось толсто.

Этот том я сдал дедушке, который у нас вел марксизм-ленинизм.

Получил свои пять баллов. На каком курсе это было? На втором? Третьем? Неважно, да?

Ну вот, а на четвертом с половинной этот трактатъ мне был показан снова, из папки.

И гебнюк меня не ругал, а наоборот, бодрил так сказать. Мол, парень, смотри, ты можешь же. Справишься! Веди политинформацию там, беседуй о философии, политике, вовлекай товарищей.

Но ничего конечно из этого не вышло, я это последнее задание успешно саботировал и был брошен на произвол. Немного меня потрепали, но уже не сам особист, а партейцы, но явно им было неинтересно меня совсем угробить (отчислить на последнем курсе), а ничего другого я уже не боялся совсем.

Но получилось так, что эти беседы, подковырочки и подбадривания заставили меня пересмотреть свой собственный облик, отрефлексировать как следует свое внутренне. Раньше я видел себя сугубым технарем, рассчитывающим траектории космических кораблей, выращивающим кристаллы в невесомости или еще лучше - разглядывающий спутники Юпитера вблизи. Благодаря гебнюку я понял, что способен на гораздо более широкий профиль человеческой деятельности. И есть очень много интересного буквально под ногами, в грязи, и особенно среди человеков, которыми я раньше вообще не интересовался. Раньше мне это и в голову не приходило, что люди - это интересно. Еще гебня помогла мне открыть некоторые способности к литературке, к аналитической работе самого широкого профиля, у меня вдруг обнаружилась блестящая интуиция, своеобразная память (раньше память была совершенно дырявой, но благодаря гебнюку я нашел, как запоминать очень сложные вещи с достаточной точностью и быстро) и, тэ пэ.
Все эти способности в моей дальнейшей жизни очень пригодились.

И хотя моя нынешняя работа от гебни далека, как спутники Юпитера от юного балалайкина, я тем не менее работаю и вообще живу тут в том качестве, в котором я есть, во многом благодаря гебне.

Ну, хватит дифирамбов. Мало ли кому что в жизни помогло? Кому-то ремень отцовский по жопе помог, кому-то армия помогла найти в себе мужчину. А кому-то наоборот, позволили процвести родители- евреи. У меня родители русские, но постоянно ставили евреев мне в пример. Например, заставляли играть на пианино. Вдруг в аримю возьмут? Без армии ты там пропадешь, а с музыкой будешь в оркестре служить, как еврей.
Отец гебню боялся до судорог.
Когда я ему расскзал о своих контактах с особистом, он аж посинел. Выяснилось, что у него двоих однокурсников посадили, и один из них погиб в лагере. За анекдот. Рассказал анекдот про Сталина. Отец мне этот анекдот рассказал, - я не понял, в чем там соль, и не запомнил. Но вешку в мозгу забил.

Гебню я лично не люблю не из предрассудков, а из тех выводов, которые сделал, анализируя расположение таких "вешек". Одну забил отец, другую - бабка, рассказав, как сажали и посадили деда, и как над ним издевались следователи. Отец не рассказывал, а она рассказала про это, конкретные ужасы ежовщины, и как моего деда спас лично товарищ Сталин. Весьма сочная семейная история оказалась.

Третью забил я сам, общаясь с одним гебнюком, четвертую уже в Киеве...

И вообще я заинтересовался ТЕМОЙ. Гебня мной не заинтересовалась всерьёз, зато я всерьёз заинтересовался гебней. Когда я выучил английский язык, интересоваться стало легче.

Я не только познакомился с некороыми яркими личностями, имевшими в прошлом то или иное отношение к Конторе, но и прочел кучу любопытных книжек.
Последняя книжка, которая прояснила буквально все, была уже упомянутая работа Голицына.

Ну, а в результате что? Сижу и валяю дурака в ЖЖ. Пора бы на боковую. Завтра буду экспериментировать с перегонкой вина и заготовкой домашнего арманьяка.

Все оборудование дошло! Бочонок дубовый, аппарат самогонный типа дистиллятор, плитка электрическая. Ура, в общем.
Tags: альфа, гебе, мартовские тезисы
Subscribe

  • (no subject)

    Когда недостает проблем, И в жизни мало вам обузы, Тогда читайте вы Маркузе, И занимайтесь BLM.

  • (no subject)

    Хорошая статья, сохраню для памяти Silicon Valley’s elite are hatching plans to escape disaster – and when it comes, they’ll leave the rest of us…

  • (no subject)

    Прислали письмо из русского этнического представительства, которое ранее было под крылом православных зарубежников, половина из которых - власовцы, а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments