Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:

3. Юный Абеляр. Схоластика. Монастырская жизнь. Священство. Яйца Абеляра и яйца Папы.

 </o:p>

3.1  С виду Пьер Абеляр был видным мужчиной. Рослый, статный, умом чрезвычайно шустрый. Родился в семье деревенского головы. Мелкая аристократия, но аристократия, по понятиям того времени. У человека того времени было всего два достойных пути в жизни – карьера военная или карьера ученая, она же церковная.  Сначала Абеляр собирался стать военным, но книжки влекли его сильнее, чем баталии, и юный Абеляр пошел учиться.  
Школ к тому времени было немало, в крупных городах в школах преподавали знаменитые учителя – один славился логикой, другой – искусством риторики, третий специализировался по диалектике, четвертый учил музыке и геометрии. Чтобы стать настоящим ученым, полагалось пройти все ступени либеральных наук – квадривиум – арифметику, геометрию, музыку и астрономию/астрологию и тривиум – грамматику,  риторику и логику; для этого ученику приходилось путешествовать из города  в город. Путешествовал и Абеляр, и стал настоящим бродячим философом, как перипатетики в древние времена расцвета Греции и далее - Рима. Но если в языческой древности перипатетики, - последователи школы мысли Аристотеля – были лишь одной из школ и направлений философской мысли, то во времена Абеляра, несмотря на изобилие школ,  направление мысли было одно, - схоластика.

3.2 Схоластика

Схоластику кажется до сих пор принято считать каким-то интеллектуальным мракобесием или во всяком случае убожеством.

Предлагаю поглядеть под иным углом. Схоластика  – это код имперской системы контроля и управления, официальная государственная, а во времена Абеляра - надгосударственная система мысли всей христианской вселенной.
Это философия, загнанная в канцелярии и находящаяся на содержании единственного покровителя;  продукт симбиоза  личного интеллекта клиентов и единственного – в масштабах целого государства – патрона. Во времена Рима патронов изящных либеральных искусств было множество, теперь остался один. Ну вот вам и схоластика. Или марксизм-ленинизм-путинизм. Или либерализм-прогрессизм-гендерные штудии-глобальное потепление. Шаг в сторону – и ты не государственный человек, а в лучшем случае простой болтун, а в худшем – враг. Так что не смотрите на схоластику свысока.

Никакой здравомыслящий государственный муж не желает никаких потрясений, а наоборот, мечтает о непрерывном приращении и процветании. Отсюда и забота о неделимости имперского культа и нетепримость к ересям.

Например,  в самом начале встраивания христианства в имперский культ, были христиане – Ариане, а были – Тринитаристы-католики. И те, и другие были терпимы и даже уважаемы недальновидными императорами – ну какая ему-то разница, победят ариане или тринитаристы? Разбирайтесь между собой – сказал император, сам по своей свободной мысли и щедрому сердцу склонный к добродушному Арию в ущерб сварливому католическому священству.

 В результате случилось множество неприятностей. Например, варвары- вандалы стали арианами, в то время как Римский папа был само собой католиком. В результате вандалы перестали быть клиентами Рима, нашли прятную для себя местность и стали жить сами по себе, суверенным государством. А это нельзя. Пришлось их убить.  Слава Богу, новый император и все последующие  были вполне католиками и все понимали, как надо. Правда, несколько позже императоры Византии стали православными и начались новые свары, но это много позже. Если уж так получилось - католичество, то извольте его поддерживать. Иначе империя в опасности.

Для непрерывной проверки единомыслия на заре средневековья и потребовалось перековать множество мыслителей неоплатонического толка в схоласты. 

Не то чтобы из-под палки.  Наоборот!   Теология была для платоников высшей ступенью философской мысли.  Едва ли не любой философ позднеримской эпохи мечтал возвыситься от прикладной физики до абстрактных математических, и далее  -  до теологических медитаций и непосредственно созерцать Божественное. Переход от неоплатонических к христианским богословским медитациям не был каким-то интеллектуальным провалом, а наоборот, всеобщим взлетом, вроде запуска Гагарина в космос.

«Троица обладает особой красотой и утонченностью превыше всех чисел, первым делом потому что она первой осуществляет потенцию, которой обладает Монада – Непарность, Совершенство, Пропорциональность, Объединение, Предел».

Это великий неоплатоник Ямвлих. Довольно убого, согласитесь, на уровне прыщавых хипарей. И это я еще нарочно старался выбрать самую замечательную, красивую и внятную мысль. Едва ли не все прочее у Ямвлиха выглядит или пьяной болтовней, или бредом наркомана.

Да, так вот, - если где и произошел провал – так это в разнообразии размышлений. Свободные мыслители превратились в бюрократов, перелопачивающих груды очень похожих друг на друга текстов. Расцвело искусство спора бюрократов между собой, - отсюда и особое внимание к логике, риторике и теологии. Не из-за ограниченности ума схоластов, а просто из требований времени.

Средневековье можно считать началом эпохи встраивания индивидуума в унифицированную идеологическую структуру и эта эпоха  имперской идеократии продолжается по сю пору.

Взамен разнообразию пришла пора утонченности мысли, нарастающей изощренности аргументации, сложнейших логических конструктов. Ведь один неверный термин или ложное умозаключение грозят скандалом, и единомыслие Империи летит ко всем чертям. Еретика изгоняли из Церкви, а это примерно как в СССР положить партбилет на стол.  И наоборот  - корректное умозаключение помогает сделать очередной шаг по карьерной лестнице церковной номенклатуры.
Тут не до небрежности. Можно также вспомнить политкорректность в некоторых западных державах.

 Схоласты стали все пристальнее докапываться к смыслу каждого слова и тем предвосхитили  философов эпохи постмодернизма.

 

3.3 Монастырь

Монастырь в средневековье обеспечивал и то, что в прежние времена расцвета Рима давала относительно спокойная и сытая городская жизнь, - интеллектуальный контекст, застольные беседы, возможность учиться и оттачивать искусство спора, всю ту питательную среду, без которой развитие интеллекта затруднено. В пору расцвета Рима если какой-нибудь знаменитый писатель и рождался в деревне, то воспитывался он как минимум в крупных провинциальных центрах.  И он принадлежал знатному роду, был клиентом покровителя искусств, либо же сам являлся патроном.

В средние же века интеллектуалы, книгочеи и поэты немыслимы вне монашеских орденов и церковной иерархии. Монастырь был школой, библиотекой, крепостью c прочными стенами, припасами для сидения в осаде – если что и главное – действующей экономической ячейкой в новой корпоративной системе.

 Во время переходного периода заката Рима и подъема Средневековья жил Синезий, начавший как провинциальный аристократ, независимый писатель свободного жанра – он оставил после себя трактат о собаководстве, юмористическое похвальное слово лысине, эссе о снах, неоплатонические гимны, руководство по изготовлению астролябии  и исторические заметки о нашествии варваров на Римскую Киренаику.  

Философ неоплатонической школы, сибарит и путешественник, он закончил жизнь как христианский епископ поневоле и одновременно – военачальник поневоле же, защищавший южные рубежи Империи от непрерывных набегов, командуя церковным ополчением.  
Фигура эта трагическая, - сначала погибли его друзья, потом дети, потом умер сам в глубокой депрессии и  прекратилась не только линия его рода, но и угас жанр свободной мысли и свободного творчества, в котором изобилующий жизнью и умом человек мог выразить все то, что невыразимо генетическим кодом,  и притом найти своего читателя.   
Трагический конец Синезия мог послужить уроком для тех, кто еще пытался жить по-старому, в пленительном, но плохо защищенном пейзаже римских вилл посреди стремительно пролетаризирующегося  мира.

«Последний из римлян» Боэций, живший столетием позже, был и первым из церковных  схоластов.  Монахом он не был, церковных титулов не имел, но был вынужден большую часть жизни заниматься анализом текстов имперского культа и решать государственные споры в ту или иную сторону. Однажды такой спор закончился не очень хорошо, Боэций попал в тюрьму  и умер. Опять же урок интеллектуалам после Боэция – если хочешь выжить, не выпендривайся, а обзаведись официальным патроном.  Иди к Папе.

 

 

3.4  Мир, труд, шансон молитва.  Яйца Папы.

Итак, к 6му веку интеллектуальная жизнь остатков Западной Римской Империи окончательно  укрылась в монастыри и церковные школы, схоластика стала и методом и предметом размышлений, а христианство и единым имперским культом, и системой патронажа, и школой абстрактной философии, и школой практической жизни, и реальным социальным лифтом.

Где-то в 6-7 веках был утвержден монастырский устав св. Бенедикта, который огласил основные правила, которым должен подчиняться каждый монах  – Мир! Труд! Май! Молитва!
Монастыри бывали и раньше, особенно густо – в Африке и на ближнем востоке, где монахи напряженно ожидали конца света и изнуряли себя постами. В отличе от этих мрачных зелотов, западные люди бенедектинцы были весьма умеренны в своем религиозном рвении, были нацелены на долгое выживание в новом пост-римском мире и старались сделать все, чтобы это выживание стало полноценной и даже распрекрасной жизнью со всеми её атрибутами.  Монастыри, принадлежащие к ордену, стали  совхозами, производившей товары в ассортименте от книг и религиозных гаджетов до меда и алкогольных напитков и оказывавший услуги населению в спектре от лечения больных до обучения грамоте.  Поскольку  торговля в раннее средневековье резко сократилась и деньги почти перестали существовать, монастыри научились обходиться без денег, и коммунистически обменивались подарками друг с другом. Монахи же, как настоящие коммунисты, могли получить в любом монастыре бесплатный стол и дом, при условии соблюдения заповедей коммунистического быта, конечно.

Священники, особенно в раннее средневековье, не были монахами и многие каноники, епископы, кардиналы и даже некоторые папы пользовались свободой  и  были женаты. Хотя чем дальше, тем чаще – нет. 

Семья, как и арианство, угрожает единообразию коммунистического быта Церкви и угрожает патронажу Папы тем, что уводит коммунальные денежные потоки в частные кошельки, а семя – в личных отпрысков, которые эти кошельки и наследуют. Не имея возможность контролировать семью, Церковь платит ей подозрением и неприязнью, обращаясь с семейной жизнью, как с ересью.
В некоторых местностях, например, в Ломбардии местные церковные деятели настолько не желали иметь в своей среде женатых и вообще плодящихся людей, что еще в 1018 году приняли закон -  и жен, и любовниц, и детей клира  обращать в рабство, на вечные времена, так что потомство остается ИМУЩЕСТВОМ ЦЕРКВИ.  Такой решительный подход к коммунистическому строительству резко отделил клир от мирян. Видеть своих детей в статусе имущества, хотя бы и церкви, никакой здравомыслящий человек не желает, поэтому священство тут же перешло на безбрачие, целибат и педерастию. Все большее число приходов заставляло священство следовать правилу Блаженного Августина – именно, не иметь частного состояния и не жениться.  Священники, подчинившиеся такому правилу, становились
Canons Regular или настоящими коммунистами «правильными священниками». Заодно они давали обет послушания начальству. Действительно, зачем тебе какая-то своя воля, если ты и мошонку, и мошну сдал в общее пользование? Совершенно незачем. 

Главный герой нашего очерка, Абеляр,  ни в какой колхоз-совхоз к 1115 году еще не поступил и не был ни постриженным монахом, ни правильным священником.  Он принадлежал к постепенно тающему  классу  секулярных каноников, или священников, которые регулярно ходят на службу, - но при этом не живут коммунально и не дают формальных обетов послушания, безбрачия и нищеты.
Но это конечно не значит, что они могут вдруг перестать слушаться начальство, жениться, богатеть,  обзаводиться потомством и передавать этому потомству все, что нажито лекциями в католической школе.  Это значит, что их терпят, пока они не нарушают правил приличного поведения. Нарушение обета безбрачия для секулярного священника – это финал карьеры в Церкви, клеймо в личное дело.

А куда еще в этом мире человеку податься, если он умеет только размышлять на разные абстрактные темы и зарабатывает на жизнь лекциями в церковной школе?  И преотлично зарабатывает, привык уже к комфортной жизни с множеством слуг. Кругом почитатели. В рот заглядывают. Как клиенты - римскому патрону. И в кошельке золото не переводится. Надо только соблюдать правила игры.

Учитель схоластики был фигурой, сравнимой с артистом или музыкантом 21 столетия. Недаром же современная публика относится с таким подозрением к яйцам артистов и музыкантов, - их то и дело уличают в неподобающем разврате и даже сажают в тюрьму за педофилию. Такой же публичной звездой, но в условиях средневековых, был Абеляр, - на его лекции стекались со всех концов христианского мира. Тысячи учеников и просто поклонников -  послушать, потрогать, и быть может самому взойти до звездных небес.  В Парижском университете, где Абеляр получил кафедру, (.... строго говоря, университет еще не вполне образовался, а был  конгломерат церковных школ с блестящими и разнообразными   учителями, и Абеляр преподавал в одной из них) -  обучались и будущие звезды теологии, и церковные иерархи вообще. Успешная карьера церковного бюрократа, как уже сказано выше, вообще была тесно связана  с умением завоевывать сторонников в публичных спорах.

И поскольку споры эти были вселенской важности, то Абеляр еще и важнейшим человеком не только в своем отдельном королевстве, но и в целом христианском мире, причастным к источнику власти – яйцам Папы Римского.  Строго говоря, Абеляр своими яйцами только пользовался, а принадлежали они – Папе. Хотя болтались они снаружи церковной ограды, но были к ней пристегнуты золотой цепочкой.

Ах, яйца Папы...  

В раннем средневековье Папы занимались христианизацией понабежавших варваров, - от успеха или неуспеха этой христианизации и установления патрон-клиентских отношений зависило приобретение союзников или врагов, мир или война, польза или вред.
Несколько позже, обратив вождей мирового пролетариата в христианство, Папы продолжали за нею надзирать, воспитывать и наказывать. Например, Папа Захарий тремя веками раньше заменил короля Меровингской династии Хильдерика
III на Пипина Короткого, положив начало династии  Каролингов. Как так? Потому что Папа был ответственным патроном, а Хильдерик  - недостойным  клиентом. Поэтому Хильдерику остригли длинные царские волосы и он отправился в бенедиктинский монастырь заниматься пчеловодством наряду с прочим пролетариатом. 

Покровительствовал Папа и наукам, и художеству, и даже общественным работам вроде ремонта римских фонтанов и акведуков по всему христианскому миру. Папа был настоящим римским патроном. Увы, одним на всех. Но зато большим.

Нет нужды говорить, что огромные масштабы патронажа Папы означал и огромную мошну, и мошонку  размеров необычайных, - о богатстве и тайной, но бурной половой жизни и бесконечных похождениях, гетеро- и гомосексуальных Пап ходили легенды.  Многие эти легенды – чистая правда, но вот легенда о том, что будущему Папе кардиналы проверяли наличие тестикулов на специальном троне, - это чистое вранье.

 



Хотя в музее Ватикана есть и трон,





И в книже 1644 года шведского путешественника Лоуренса Бэнка есть гравюра, иллюстрирующая с точки зрения свободного художника эпохи Просвещения, - как это было с точки зрения очевидца.


Проверяют будущего Папу Иннокентия X.



Но в средневековой действительности мошонка папы Римского была такой же коллективной, как и все прочие богатства Католической Церкви, включая и мошонку Абеляра. Но сам Абеляр, понятное дело, видел свои яйца совершенно иначе.



Увы, занят, ни редактировать, ни продолжать пока времени нету, - видимо завтра-послезавтра


3.5 Зачем схоластики звезда младую любит Элоизу?

3.6 Абеляр и проблема свободы яиц в прошлом, настоящем и будущем.

3.7  Куда делись яйца Абеляра?

3.8  Хуй и яйца.  Взаимосвязь и взаимодействие. Абеляр и его хуй. Свобода хуя в средневековье и сегодня.

3.9 Фрейд и Гондон. Приближение к современности.

4. Элоиза и женщина в средевековье и Древнем Риме.
4.1 Зачем схоласта своего младая любит Элоиза.

и так далее по ранее объявленным основным пунктам.
Tags: абеляр и элоиза, яйца и хуй / пизда и матка в культуре
Subscribe

  • (no subject)

    Суета вокруг куропатника. Агрессивную буржуазную самку отделили решетчатой перегородкой от прочих. Она тут же успокоилась, занялась едой,…

  • (no subject)

    Жена докупила к паре куропаток еще трех - женского пола. Полагается среди знатных куропатоводов, что оптимальный размер яйценоского выводка этих…

  • (no subject)

    Поучаствовал в "диалоге", то есть бесконечном и бесплодном споре между ортодоксальными католиками и протестантами - фундаменталистами. Отголоски…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments