Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Category:
4.5 Опять изнасилование!

Роман Розы как бы подразумевает свободную любовь между равными друг другу и по уму, и по общественому положению мужчиной и женщиной. Но трубадуры нередко сочиняли пасторали, - и в них обыкновенно фигурировал благородный, хотя и туповатый рыцарь и простая, но чрезвычайно прекрасная и притом умная пастушка. Рыцарь вступал с нею в беседу, пытаясь соблазнить, но пастушка побеждала его в словесной баталии. Рыцарь предлагал ей богатые подарки, - пастушка скромно отказывалась. Сочетание утонченного ума и скромности ранило рыцаря в сердце, и наконец тот предлагал ей свою жизнь, - и тогда пастушка соглашалась, либо же рыцарь посто валил пейзанку на сено и тара-рам-пам-пам, ту-ту-ту, как пели трубадуры.

В наше время эти песни являются предметом горячих споров, которые разворачиваются между философами из стана феминисток и культурными деятелями прошлого, которые как правило мертвы и ответить не могут. Современный феминистический дискурс утверждает, что в пасторалях описывается  преступное насилие мужчины над женщиной, которое всегда было и остается по сей день – мужья бьют жен, а потом насилуют. И за насилие полагается карать по всей строгости закона.

Причем даже тогда, когда пейзанка соглашается, - угроза насилия заведомо могущественного рыцаря над одинокой женщиной посреди поля всегда присутствует, а значит согласие получено не
по  доброй воле, а следовательно  и любой половой акт в том случае, когда имеет быть место социальное неравенство, является изнасилованием.

В патриархальном прошлом многие мужчины, включая трубадуров находили эти песни смешными и поучительными. Проблема в том, что голос пейзанки не был услышан, а трубадуры сами были рыцарями.

Но была ли в человеческой истории хоть один момент, когда женщины были равны мужчинам? Можно заодно поговорить и о гомосексуализме. Был ли в истории человечества хоть один момент, когда один мужчина был равен другому мужчине, а женщина – другой женщине? Нет. Цари прошлого, измеряя друг друга находили одного намного ниже, а другого – выше. Уродливый старик с огромным состоянием век от века делался предметом внимания и заигрывания  знаменитых красавиц или красавцев по своему вкусу. Были ли такие неравные связи изнасилованием? С определенной точки зрения – да, потому что бедность всегда действует вынужденно, а богатство принуждает. И кто хоть когда-то слушал бедняков и неудачников? Наоборот, всю дорогу общество заглядывало в рот толстосумам и ловкачам. Хотя есть и нюансы. Но о них позже.
Радикальный философ сделает вывод, - свободная любовь невозможна вообще и всякая любовь – преступление и насилие. Вопрос тут в том, кто раздает наказания и кто их получает. Кто платит штрафы, а кто наживается. 

С точки зрения трубадура и вообще человека локальной средневековой эпохи, штраф  получал рыцарь, а наживалась – пейзанка. Рыцарь нес полноту ответственности за судьбу вероятного бастарда, а она – ни малейшей.
Но изнасилование – это психологическая травма и сексуальный террор это такое же незаконное проявление власти сильного над слабым, как  и любой иной террор – такова во всяком случае нынешняя точка зрения, с которой я вполне согласен. Тонкость вопроса заключена в том, на самом ли деле пейзанка напугана и терроризирована, или нет. Удерживает ли она слезы, когда рыцарь валит её на сено? Или наоборот, едва сдерживает смех? Трубадуры считали правдой последнее утверждение. Современные мыслители феминистического направления настаивают на слезах.

Мы поставим вопрос еще шире. Боится ли женщина мужчины? Нет, правда, вообще? И попробуем далее на него ответить, опираясь на практику в разнообразных исторически достоверных ситуациях.  Начиная даже не с людей, а с высших приматов. 

Но перед тем, как перейти к следующей главе, вернемся к Абеляру и Элоизе, и решим, - а на самом ли деле эти любовники равны и их благодаря этому их любовь свободна?
Во-первых, Элоиза явно умнее Абеляра, это совершенно очевидно из писем. Она намного лучше умеет просчтиытвать и прогнозировать будущее. Её латынь классически кратка и сверкает остроумием, в то время как Абеляр бубнит и подолгу жует длинные периоды.
Во-вторых, за спиной Элоизы стоит могущественный столичный род во главе с дядей и недвусмысленно угрожает  жизни и яйцам Абеляра.

Нет, они не равны. Элоиза неизмеримо выше.

Вывод – Элоиза изнасиловала Абеляра.
Действительно, опытная и рассчетливая столичная либертинка изнасиловала бедолагу, сумев обвести вокруг пальца беззащитного провинциального философа, который и не помышлял о сексе.  Она выследила ботана, затерявшегося вдали от семьи в парижских трущобах, опоила, уболтала и завалила в кровать, и в результате не только выставила дураком и всеобщим посмешищем, но и сделала кастратом, осуществив посредством секса и психологический, и грубо-физический террор. В результате философ утирает сопли и побирается по миру, а она живет как победитель, в социально выигрышной позиции аббатиссы.

Вывод этот безусловно абсурдный, но его придется сделать, рассуждая в рамках логики феминистического уравнительного дискурса.

Для того, чтобы оспорить этот вывод, придется допустить, что социальное или антропологическое неравенство здесь дело второстепенное. Дело в хуе.

У кого хуй - тот и насильник просто потому что хуй всегда источник страданий в тех местах, куда он проникает. Перефразируя и договаривая Фрейда можно сказать, что пенис носится под одеждой вместо пистолета. Стоячий хуй это взведенный курок, горящий фитиль и готовящийся теракт, а обыкновенный половой акт это горящие здания, падающие самолеты, кровь и кишки мирного населения.

Так ли это? И об этом мы попробуем поговорить, но немного позже. Для этого нам придется подойти поближе к современности рассмотреть нашего доктора Фрейда, а также научиться пользоваться презервативом и фаллоимитаторами.

Tags: абеляр и элоиза, яйца и хуй / пизда и матка в культуре
Subscribe

  • (no subject)

    Arguing for the Left, while remaining on the Right :) Thomas Hobbes' idea of a state having a monopoly on violence has a few interesting…

  • (no subject)

    Туалетная бумага как исповедь и индульгенция. Таинственное исчезновение именно туалетной бумаги в первую (и зачастую последнюю) очередь в пору…

  • (no subject)

    Продажа души дьяволу часто понимается как-то странно и иррационально. Между тем это весьма рациональная концепция, вытекающая из философии…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • (no subject)

    Arguing for the Left, while remaining on the Right :) Thomas Hobbes' idea of a state having a monopoly on violence has a few interesting…

  • (no subject)

    Туалетная бумага как исповедь и индульгенция. Таинственное исчезновение именно туалетной бумаги в первую (и зачастую последнюю) очередь в пору…

  • (no subject)

    Продажа души дьяволу часто понимается как-то странно и иррационально. Между тем это весьма рациональная концепция, вытекающая из философии…