Савелий Балалайкин (balalajkin) wrote,
Савелий Балалайкин
balalajkin

Categories:
5.0 Любовь, война, политика и религия. Эпилог.




Эпиграф к эпилогу

Alma mater – общеизвестный титул университета – это взято из культа Кибелы, «мать питающая».



...

Eternal sunshine of the spotless mind! «Вечное сияние чистого разума» – это строчка из стихотворения патриарха английской литература Александа Поупа, посвященного Абеляру и Элоизе (находится хотя бы в гутенберге – см. прилагающийся список литературы). Приведу еще несколько строчек, в качестве второго эпиграфа : )



...

How happy is the blameless Vestal's lot?
The world forgetting, by the world forgot:
Eternal sunshine of the spotless mind!
Each pray'r accepted, and each wish resign'd;
Labour and rest, that equal periods keep,
'Obedient slumbers that can wake and weep;
Desires compos'd, affections ever even;
Tears that delight, and sighs that waft to heav'n.
Grace shines around her with serenest beams,
And whisp'ring angels prompt her golden dreams,
For her the house prepares the bridal ring,
For her white virgins hymeneals sing,
For her th' unfading rose of Eden blooms,
And wings of seraphs shed divine perfumes;
To sounds of heavenly harps she dies away,
And melts in visions of eternal day...



Адекватный русский перевод в стихах едва ли возможен, - нужно «переводить» всю западную секулярную культуру, начавшуюся с Романа Розы и культа любви к Прекрасной Даме, но получить некое представление о поэме Поупа можно по версии Жуковского – краткой, но поэтически достоверной

http://www.m-words.ru/author.php?id=19&poem=898

Или по версии Веденяпина

http://lib.ru/POEZIQ/POUP/pope_abelar.txt_with-big-pictures.html

- подробной, но очевидно шаткой и местами просто неверной.



Что мне представляется важным в приведенном отрывке?



Поуп, играя словами раскрывает образ девственниц – весталок, забывших о мире и (поскольку) забытых миром, (на этой игре слов основан сюжет целого кинофильма) которые наслаждаются «вечным сиянием чистого разума», забыв о мирском и каждая их молитва получает ответ свыше – при том условии, что девственница отказывается от любого желания; покорный их сон – является бодрствованием, труд равен покою, а золотые сны – новой реальности Райской жизни. Ангелы поют заодно со святыми девами.


Мне этот стих представляется ироническим предсказанием реальности нового мира эпохи развитого постмодернизма, в котором каждый золотой сон обращается в действительность, а действительность перетекает в сновидение, кошмарное или очень приятное, заканчивающееся поллюцией.



Хотя от желаний, никто клятвенно не отказывается и уж точно не приносит клятву весталок, но развитая демократия постмодерна предполагает, что мы все не такие уж эгоисты и наши желания достаточным образом безличны, как у монашек, а значит и святы. Снаружи мы все желаем самого лучшего для всех нас и против всего плохого, - и ангелы, поющие с телеэкранов, вторят нашим молитвам.

Вопрос, поставленный Поупом, «А счастливы ли они, невинные весталки» является по-прежнему весьма актуальным вопросом. Счастливы ли они, то есть мы? Для этого придется немного заглянуть внутрь, а это чревато осложнениями.




Тут я бы хотел избежать всякого морализаторства. Сегодня изречение моральных сентенций – удел звезд кино и спорта, а философ, особенно неангажированный государством, может расслабиться. Я бы хотел сосредоточиться на реализме, а для этого я опять обращусь к римлянам, - они были заядлыми сторонниками реализма, несмотря на приверженность языческим богам.


Римляне понимали войну как продолжение секса. Когда Рим (напомним, что империя - это женщина, Царица Вселенной) завоевывала новые территории, она не столько наводила ужас на неотесаных мужланов-варваров, сколько старалась очаровать местное население уважением к местным богам и установлением справедливых законов. После этого новые роды присоединялись к единому римскому государству добровольно, как добровольно мужчина следует за женщиной, хотя она, согласно общепринятому мнению, не давала к этому ни малейшего юридически весомого повода.

Римляне однако понимали и секс, как продолжение имперских завоеваний.

Известен эротический медальон, найденный в Галлии, то есть современной Франции, - солдат венчает женщину, которая его активным образом сексуально удовлетворяет, лавровым венком, - как в то время венчали триумфальных генералов, с девизом «ты одна покоряешь меня».

http://archive.archaeology.org/0307/reviews/romansex.html



Некоторых исследователей шокирует такая римская прямолинейность, даже и сегодня.

Известно, что археологи, раскапывавшие Помпеи в веках 18, 19 и 20м, были вынуждены часть своих находок припрятать в загашниках музеев или прикопать обратно, - для викторианской эры открытое обсуждение сексуальных тем было табу, даже простой взгляд на музейный экспонат косвенно унижал достоинство чопорных буржуа и примкнувших к ним обедневших аристократов.

Сегодня, в начале 21го века порнографического материала на душу населения производится в миллионы раз больше, чем в викторианские времена и римские рекорды давно переплюнуты и каждый половозрелый школьник знает техническую сторону вопроса от и до в мельчайших подробностях.

Но мы (это чисто замятинское Мы) не сомневаемся в том, что наше личное достоинство, чистота и нравственность общества в целом, уровень преступности и мировой терроризм каким-то образом связаны с соблюдением или нарушением табуированных тем, восходящих непосредственно к древнему Риму, культу Кибелы и Аттиса, - на который даже не всем дозволялось глядеть, а об участии и говорить нечего.

Это раздвоение мышления «знают все, но никто не должен об этом знать» повторяются и во времена Абеляра и Элоизы. С одной стороны, Элоиза – всеобщая героиня, её любовь воспевают поэты всех времен и народов, с другой стороны – это фигура умолчания, она глубоко неприлична и о ней говорить нельзя, как нельзя заглядывать под юбку женщинам - с точки зрения женщин. О ней и не говорят ученые придворные дамы, как они не говорят о своей пизде мужчинам, - и даже другим женщинам они говорят «там, внизу».

Это раздвоение мышления усугубляется и продолжается, и можно говорить о полноценном раздвоении реальностей в 21м веке, эпохе победившего постмодернизма. С одной стороны, реальность отовсюду показывает нам прелести Ким Кардашьян, отредактированные в соотвествии со вкусом современного мужского медиаконструкта. Эти прелести являются необходимой частью «золотого сна» современных весталок, тайных властительниц государства, пусть на них дрочат все мужчины, пусть семя из мошонок истекает туда, пусть деньги из мошны утекают туда же.

С другой стороны, эта реальность «глубоко возмущается», когда мужчина надевает на себя рубашку с изображением художественно воображаемых женщин, и хор весталок призывает к карам, вполне реальным – отрежьте этим мужчинам яйца, не дайте этим мужчинам подымать хуй на то, что им, мужчинам вздумается, это Женщина должна решать, какие яйца годные, и не только давать согласие на всякую эрекцию, но и пресекать намеки на нежелательные эрекции с точки зрения каждой отдельной женщины с не меньше свирепостью, нежели церковь во времена упадка средневековья пресекала намеки на еретические взгляды. (казус Мэтта Тейлера, который принадлежит к gens Abelardus).

В древнем Риме реальность понималась буквально как действительность и была неотделима от Природы и её законов, которые только предлагалось понять, чтобы обуздать. Мужчина был таковым от природы, женщина также имела свою природу. И даже дети имели свою природу, в зависимости от возраста и природных способностей, а не были «детьми» вообще.

Волю, то есть собственную абсолютно свободную волю, не связанную с действительностью, имели только Боги. Бог мог приказать человеку – и человеку не стыдно было с волей богов согласиться, отсюда и главный божественный атрибут, - нумен, безмолвный кивок головой тогда, когда человек ощущает божественность.

В средневековье полагалось, что райскую действительность можно сконструировать, - из вдовьего наследства, папского патронажа, верных присяге варваров, благочестивой схоластики и из безупречного образа христианской жизни. Собственной воли опять ни у кого не обнаруживалось, одна воля Божия должна была утверждаться на земле, во всяком случае официально.

В настоящее, постмодернистское время реальность представляется сугубо умозрительным конструктом, или золотым сном, который всякий, имущий право голоса, может приснить себе и людям по своему вкусу. Если мы лепим ярлык с новым словом на что угодно, или наоборот, закрываем пустым ярлыком «***» непрличное слово, с точки зрения постмодерна этот ярлык делает новую реальность, совершенно магическим образом, как в иудейской древности ребе мог давать жизнь глиняному голему, рисуя слово, а мог и отобрать, стирая его. Мужчина, как социально сконструированный гендер, проиизволен, произвольна и женщина; физическая реальность пола имеет к этим конструктам весьма далекое и опосредованное отношение, как и  у неоплатоников божественные сферы имели весьма далекое и опосредованное отношение  к грубой физической реальности.

Но сам доступ к этой магии слов, к шаманским пляскам государственного культа общественно значимого публичного слова является закрытым системой табу.

Каждый человек постмодерна это Бог, воля каждого свята и безусловна и не связана никакими законами, и каждый человек постмодерна это раб - и даже не государства, не общества, а текущего дискурса, который однако внедряется при непосредственном участии государства и общественного мнения, которое тоже божественно, ибо демократично. 

Или вот к примеру взять детей, как существ попроще...

Ребенок сам по себе, школьник, - это тупое, малоинтересное существо, недоразвитая личинка, внушающая раздражение всем и каждому, кроме патологических личностей. Как уверяли меня очевидцы, дети, когда они достигают половой зрелости, сплошь и рядом манкируют дисциплиной, ебутся в школьных кустах, как кролики, обмениваются шприцами, признают только право сильного и плодят лобковых вшей на досаду врачей.
Но «ребенок» как конструкт и раб дискурса – это бесконечно ценное, хрупкое и чистое существо, которое должно быть защищено не только от опасностей, особенно от опасности пересечься со «взрослым» миром.

Аналогично сконструированными рабами дискурса являются современный мужчина и современнная женщина, и они не должны пересекаться.

Если мужчина, как человек с преобладающим левым полушарием, может дискурс рационально оспорить и опровергнуть с легностью на словах, то все равно придется подчиниться общепринятому мнению, особенно если его внедряют через суды и полицию. Поэтому астрофизик, надевший по шалости рубашку с красотками, - будет плакать в телеэфире и просить прощения у весталок - блюстительниц дискурса. Хотя в своем-золотом–сне мужчина – это покоритель женских сердец, которые падают сотнями перед его непобедимым всепроникателем, хоть на рубашке этих женщин рисуй, хоть в космос хуй показывай.

Пожалейте его, бедного Абеляра современности, у него традиционно нет и не было яиц (я опять говорю о казусе Мэтта Тейлера), а теперь его еще анально насилуют дискурсом и норовят отрезать то, что осталось в неконструируемой действительности.

Женщине, особенно общераспространенному правополушарному типу, приходится сложнее – на словах дискурс оспорить  и сложно, и невыгодно, а поступками оспорить слишком легко и выгодно, - но потом признать, что эти поступки опровергают некие постулаты дискурса – опять сложно и невыгодно же (казус Ким Кардашьян). Показывать божественные жопы, пезды и сиськи - можно, но нельзя сознаваться, что женщины чего-то там хотят и вообще действуют по своей воле. Нет, женщины – в своем – золотом - сне - это непорочные весталки, невесты Божии (то есть невесты божественной демократии и весталки - блюстительницы дискурса), даже если у них трое детей, два мужа и любовники (так всегда было, и в средневековье Кристина Пизанская писала именно об этом), отсюда и их политическая власть.

Пожалейте и их, они не могут сказать, чего хотят, и сам факт женского эгоистического желания – это нечто глубоко неприличное, хотя и общеизвестное, как хуй у Афродита.



Недавно мне попалось публичное выступление канадского свободного мыслителя, бывшего комика Стефана Мулинье «правда о Робине Вильямсе», где этот свободный мыслитель публично скорбит о друге, покончившем с собой, и обвиняет женщин, - этих паразитов, начиненных эстрогеном и сосущих кровь и деньги из мужчин.



https://www.youtube.com/watch?v=diyuAXzN7yo



Я это видео похвалил, - трудно в наше время выступать с такой непристойной демонстрацией яиц и хуя, но прав ли этот мыслитель по сути?



Думаю, что нет, он попал в ловушку постмодернистского дискурса, манипулирующего действительностью произвольным образом.



Например, несмотря на свою свободу, Мулинье не обсуждает право Робина Уильямса, как звезды, получать сверхприбыли за свой, часто не слишком творческий, труд, - производство массовой культуры эпохи постмодерна предусматривает такие прибыли для звезд, причем очень часто звезде платят именно женщины. Так, сверхдоходы Биттлз оплачивали большей частью их поклонницы. Сверхдоходы Уильямса оплачивали также женщины – любительницы слезливых мелодрам и легковесных комедий, - но обсуждать это не принято. И Мулинье трусливо обходит этот абсурд.

Не принято обсуждать и поведение жен нынешних, если муж их согласно терпит и как минимум молчит, -то обсуждать это неприлично. Та жена Робина Вильямса, которая еще не успела с ним развестись? Она свята.
Когда тот пилил себе вены тупым ножом, а потом уже вешался, святая весталка преспокойно спала, видела свои золотые сны, и не помышляла о плохом. Казалось бы, очевидно не справилась со своей работой и даже не произвела продолжение рода, - ан нет, обсуждать это некрасиво, это оскорбляет святую жену, которая как христианская вдова, очистилась кровью мученика, восстановила свою девственность и попала на свое небо.
И опять Мулинье не говорит о том, что надо бы сказать.

Мулинье говорит о том, как женщины привыкли к «бесплатным деньгам», которые они получают, как наркоман очередную порцию зелья, а государство раздает, - как наркоторговец, но он ничего не говорит о странности ситуации, когда бесплатные деньги достаются случайным актерам, певцам, или Ким Кардашьян - причем талант тут боком, важен чисто постмодернистски социально-конструируемый-и-манипулируемый звездный статус.

И вот только бывшие жены оказываются под прицелом Мулинье, как кровопийцы – наркоманы, паразиты и абсурдно дорогие проститутки.

На месте Мулинье я бы пошел дальше – и задал не только эти обозначенные мной незаданные вопросы, но и поставил бы проблему шире – отчего нынешнее общество настолько глубоко абсурдно и в нем так мало здравого смысла?

Как современник, я испытываю смутную тоску и по Риму, когда рационально постижимая действительность была одновременно и началом общественного договора. Женщины имели свою тайную власть, но имели достаточно ума и опыта, чтобы о ней помалкивать. Тоскую я также и по средневековью, когда можно было выбирать между бедным и стесненным, но утонченно интеллектуальным и мирным монастырем и между грубой, но вольной мирской жизнью, в которой не было места интеллекту, но было место подвигу и любви; мне нравится и продукт заката средневековья – полноценный человек Возрождения, полный собственного достоинства и планов по обустройству будущего.

Однако жил бы я таков, каков есть – только в современности. Как человеку постмодернистскому, мне нравится играть и совершенно не нравится жить серьёзно и ответственно. Я распущен и неутончен, я не желаю сдерживать свои животные импульсы, как римский раб. Мне не нравится и ярмо раба, которое на меня напяливает современное государство, обеспечивая и всеобщий патронаж, и всеобщую слежку, но я не пошевелю лишний раз пальцем, чтобы это ярмо скинуть. Мне нравится болтать, но я не стану тратить время на придание своим словам общественного веса.



Остаются, по выражению поэта «золотые сны», один из которых я и изложил выше.






Cписок литературы, неполный, но неплохой






(сослаться на все источники мыслей, которые я вольно или тем более – неумышленно – украл, совершенно невозможно )



  1. The Romance of the Rose by Guillaume de Lorris and Jean de Meun. Translated into English verse by Harry W. Robbins, Edited and with and Introduction, by Charles W.Dunn 1962

  2. The Romance of the Rose Translated and with an Introduction by Charles Dahlenberg. 3rd ed. 1995

  3. Obligations in Roman Law: Past, Present, and Future   ed, Thomas McGinn

  4. Cybele and Attis. The Myth and the Cult by Maarten J Vermaseren

  5. From Virile Woman to WomanChrist: Studies in Medieval Religion and Literature  By Barbara Newman

  6. The Garden of Priapus. Sexuality and Aggression in Roman Humor, Sexuality and Aggression in Roman Humor.  By Amy Richlin (available as ebook on Google)

  7. Sulla. The Last Republican by Arthur Keaveney (-ebook on Amazon/kindle)

  8. Medieval Lives by Terry Jones (-ebook on Amazon/kindle)

  9. Remembering the Renaissance: Humanist Narratives of the Sack of Rome  By Kenneth Gouwens

  10. Cybelle, Attis and related cults: essays in memory of M. J. Vermaseren

  11. Attis, Between Myth and History: King, Priest, and God  By Maria Grazia Lancellotti

  12. The Satyricon by Petronius.

  13. Rape and Ravishment in the Literature of Medieval England  By Corinne J. Saunders

  14. Ravishing Maidens: Writing Rape in Medieval French Literature and Law

     By Kathryn Gravdal

  15. Erotic Rome by Gary Devore

    http://archive.archaeology.org/0307/reviews/romansex.html

  16. Sex Or Symbol?: Erotic Images of Greece and Rome

  17. Генератор постмодернизма – сконструируй себе реальность путем перестановки модных мемов и авторитетных имен!

    http://www.elsewhere.org/pomo/

  18. Письма Абеляра и Элоизы в более или менее современном английском переводе

    http://sacred-texts.com/chr/aah/index.htm

  19. 19. Письма Абеляра и Элоизы - Сокращенный перевод 18 века c приложениями - поэмы Поупа и поэмы Миссис Мадан - рекомендую ознакомиться с женским ответом Поупу



    http://www.gutenberg.org/files/35977/35977-h/35977-h.htm

    http://monash.edu/library/collections/exhibitions/fifty-books-fifty-years/virtual-exhibition/photos/photo19.html

  20. Казус Мэтта Тейлера. Сложная ситуация в обществе Постмодерна, или буря в стакане говна – всех накрыло

    http://rt.com/news/208003-taylor-rosetta-comet-shirtstorm/



Tags: абеляр и элоиза, яйца и хуй / пизда и матка в культуре
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments