Tags: христианство

приятно поддамши

(no subject)

Кстати уж -

Имеются безусловные параллели между нынешними временами эпохой Юлиана Отступника - начало заката просветленной и бравой Римской империи и постепенного наступления мрачных времен с совершенно иным лицом; наступление нетерпимой и лицемерной христианской ортодоксии повсюду, с "равенством и братством" для низов и тайным, но все более разнузданным пиршеством в верхах, подавлением инакомыслия и затыканием ртов всем неугодным лицам, так что свободная литература сошла на нет в течение двух-трех веков. Вместо христианства наступает конечно Ислам, который примерно и соответствует по своему развитию христианству образца 3-4 веку н.э, которое еще не прошло ни схоластики, ни реформации. И всему этому противостоит, скорее всего абсолютно безнадежно, бог-император Трамп. Отступник, конечно, deplorable - предатель псевдолиберальных догм, нарушитель глобалистского дискурса. Пытающийся сделать Рим, то есть цивилизацию как она есть, вновь великой, отбившись от варваров. Но если даже от варваров отбиться, то свои, римляне, уже никуда не годятся, - ни в пизду, ни в армию, - увы. Благодаря всеобщим стараниям жить как можно лучше, то есть распущеннее. Женоподобность современные антиохийцы принимают за утонченную культуру, бесхребетность за вежливость, бесстыдство и ветер в голове - за умение наслаждаться жизнью.


Therefore forgive me. For I hand over to you instead of myself one whom you will more justly detest, I mean that curmudgeon my tutor who even used to harass me by teaching me to walk in one straight path and now he is responsible for my quarrel with you. It was he who wrought in my soul and as it were carved therein what I did not then desire, though he was very zealous in implanting it, as though he were producing some charming characteristic; and boorishness he called dignity, lack of taste he called sobriety, and not yielding to one's desires or achieving happiness by that means he called manliness.
приятно поддамши

(no subject)

В популярном сознании, языческий Рим - это гнездилище разврата и порока, эксцессов обжорства, жестокости и половой невоздержанности. Благодаря Голливуду, в основном.

Забавным образом, "Ненавистник бород" Юлиана рисует картину христианской Антиохии именно как гнездо коррупции и разврата, которые император - философ и воин, неоплатоник и стоик, - пытается привести к справедливому устройству путем "языческих" реформ.

Богатые торговцы, зажравшиеся чиновники, гладко выбритые, молодящиеся старики и старухи, любители теплых ванн и постелей, "выдающиеся вруны и танцоры хором". Утонченность и добродушие императора-философа они принимают за слабость власти, а собственную наглость - за силу. Императору они аплодировали неуместно и шумно, богам же не не молились в тишине и уединении, а сугубо напоказ и с полным равнодушием. Христа в качестве покровителя они избрали постольку, поскольку он представляется им самым безвредным божеством, не доставившим городу никаких хлопот, в отличие от имперских "языческих" божеств, которые требуют определенных гражданских доблестей и самоограничений.

Бороду - которая пристала и философу и воину в походе, антиохийцы высмеивают, - мол, цирюльника не нашел. Зерно, которое Юлиан прислал из государственной казны, антиохийские власти запродали куда-то налево, втридорога. Попытки Юлиана ограничивать рост цен наживают ему врагов среди владельцев бесчисленных магазинов и одновременно - среди городских властей, которые ранее облагали и землевладельцев, и торговцев поборами, но благодаря вмешательству императора посаженные на "одну зарплату". Антиохийцы привыкли спать на мягком и обжираться на пирах, затем выблевывая излишки, а император рассказывает, что спит на голых досках, ест же только чтобы поддержать тело, всегда впроголодь и блевал один раз в жизни, угорев от плохого отопления. Антиохийцы окружают себя красивыми мальчиками и ходят в театр смотреть на танцовщиц с трясущимися ляжками, а также любят свой ипподром, а Юлиану эти удовольствия безразличны. Поэтому антиохийцам он совершенно не по нраву.

Видимо, нравы приблизительно те же, что и описанные Блоком

Collapse )

Понятное дело, что как истинный стоик, Юлиан не предъявляет претензии антиохийцам, а наоборот, издевается над своим собственным имиджем на фоне антиохийского люда, легко и остроумно - и одновременно признается, что всех имперских городов и земель ему милей Париж (Лютеция).
не то что Блок с его болезненной русофилией.

https://sourcebooks.fordham.edu/ancient/julian-mispogon.asp
приятно поддамши

(no subject)

А вот вам и роль РПЦ во всем этом П-Це.



Наиболее любопытный фрагмент в прослушке, это следующие слова Чеснакова : «Мы сейчас находимся в поездке с отцом Тихоном. Очень важно чтобы «легендарный» <Игорь Гиркин> дал бы интервью, в котором показательно сказал бы, что «вот я добрался, наконец, в Донецк, все что здесь творится, ну там кургиняны, какие-то «люди в степи», которые пишут, что я как бы против верховного главнокомандующего, так вот я говорю, я офицер, у меня есть верховный главнокомандующий. В настоящий момент я, понятное дело, не выполняю его прямые приказы, потому что нахожусь в другом государстве, но отношусь с величайшим уважением, считаю его ярчайшим лидером современности, благодаря которому Россия встала с колен, и мы все с надеждой смотрим на него».

Говорили же раньше в шутку, что православие не имеет к христианству ни малейшего отношения? А теперь эта шутка стала полным серьёзом.

На сегодняшний день православие московского разлива - это идеологический отдел гебни, типа "отдела №13" при пятом управлении. Законная часть российского океана говна.

Какие же идиоты были карловчане, которые по большей части поверили чекистской разводке и пошли на всякие там соглашения.

Это уж не говоря о высоких теориях, например о филокве, без которого - как совершенно верно сформулировал Жариков, православие автоматически превращается в мусульманский предбанник.
приятно поддамши

(no subject)

Почему, скажем плохо/нехорошо воевать с мирным населением, убивать обывателей случайными бомбами и снарядами, - заодно с вооруженными террористами, солдатами и прочими носителями оружия и игрателями в войнушку?

В 19м веке, при наличии Христанской Европы, - это было просто объяснить. Это не по-христиански! Креста на тебе нету! Нехристь! Этого окрика в душе было и достаточно. Больше ничего и не надо было.

После 1й мировой, с разрушением этого единого пространства, которое было надгосударственным и наднациональным образованием, или метагосударством если угодно - так вот, после этого разрушения был потерян единый христианский язык, бывало понятный каждому в Европе, и даже в Штатах.

Нужны совершенно иные аргументы, христианство как бы надо изобретать заново.

У ООН это получается из рук вон плохо. Масоны выдохлись и занимаются копеечной благотворительностью.

Кто?
приятно поддамши

Об Убеждениях

Кстати, для прояснения позиций.
Я христианин, причем убежденный, а не верующий. Когда-то я участвовал в болталиях на форуме Кураева, и все никак не мог толком сформулировать свою позицию в те годы ранней молодости.
Теперь могу. Крещен я был в православие, как уже упомниал, в той же купели, где, говорят, крестили Пушкина А.С.
На сегодняшний день я гляжу на православие, как на Россию примерно. Это было место, где я родился. К сожалению или к счастью - можно глядеть так, а можно и эдак.

На сегодняшний день я убежденный христианин, символ моих убеждений включает в себя Никейский Символ Веры. Но не ограничивается им, понятное дело. Это не означает, что мое христианство инклюзивно. Я например не понимаю и не принимаю теорию ветвей церкви, которая бытует в некоторых протестантских конфессиях. Какие ветви? Какое дерево?

Церковь - это в первую очередь Я, который имеет отношения, очень интимные, с Богом. Более интимные, чем отношения с женщинами, например.

Описывать свое понимание Бога я поэтому полагаю не просто бессмысленным, но и глубоко неприличным занятием, настоящим святотатством.

Тем более - обсуждать с кем-то еще, кроме Иисуса.

В моей церкви пожалуй, кроме меня и Христа никого и нету, и я туда никого не приглашаю, ни малейшего прозелитизма.

Ну разве что епископ Синезий еще туда заходит, посидим, помолчим....

Я бы и Абеляра взял, но у него яйца отрезали, - а без яиц что за христианин? Сказано же в ВЗ - у кого отрезаны или раздавлены, в Царствие Небесное не попадут.